Деревянные многоэтажки

Содержание

Многоэтажное деревянное строительство: что канадцу хорошо, то русскому почему нет?

Почему в России не строят многоэтажки из дерева? Как получить льготный кредит на деревянный дом? Когда наши предприятия перейдут с экспорта дешевого сырья на экспорт высококачественного продукта? Об этом мы поговорили с руководителем Ассоциации деревянного домостроения Олегом ПАНИТКОВЫМ.

Современное дерево прочнее металла и бетона

— Олег Игоревич, в Европе сейчас активно развивается направление многоэтажного строительства из дерева. Строятся дома до 18 этажей и выше. У нас пока не торопятся перенимать этот опыт. Как вам кажется, почему?

— Действительно, в Европе сегодня есть тренд на строительство деревянных многоэтажных домов. Почему он не приживается в России? Это связано, в первую очередь, с менее гибкой нормативной базой. Хотя, должен сказать, что в самое ближайшее время должен появиться свод правил для домов высотой в 8 этажей. Я думаю, это стимулирует процесс.

Вторая причина — элементарная нехватка кадров. У нас не так много проектировщиков, профессионально работающих с деревом. Кадровый состав таких специалистов обычно ограничивается теми архитекторами, которые трудятся при производствах. Но тут надо понимать, что деревянное строительство долгое время было «в загоне». Задачи проектировать из дерева перед архитекторами не стояло, поэтому и соответствующая компетенция была развита слабо. К сожалению, у нас до сих пор нет фундаментальных программ обучения проектировщиков-специалистов по деревянным конструкциям.

Есть и третья причина. Существует достаточно четкий сортамент на бетонные и металлические конструкции. А вот стандартизированный сортамент на деревянные конструкции практически отсутствует. Почему это представляет проблему? Если с металлом и бетоном все понятно: ты открываешь нормативы и спокойно выбираешь нужную конструкцию, то в случае с деревом получается более трудоемкая история — каждый раз проектировщику нужно все рассчитывать заново.

Сейчас мы вместе со специалистами Ассоциации работаем над таким сортаментом по деревянным конструкциям. И я думаю, что итоговый документ появится уже в этом году. Первая и третья проблемы, думаю, будут в ближайшее время решены. А с развитием многоэтажного деревянного домостроения, появятся и специалисты.

— Современный деревянный дом, что он из себя представляет? Это здание, построенное полностью из дерева? Или там имеется жесткий конструктив?

— Когда мы говорим о многоэтажном домостроении, то это все-таки современное индустриальное домостроение. И здесь, безусловно, применяются современные композитные материалы. CLT-панели из переклеенной древесины, композиты из шпона, у которых прочностные характеристики выше, чем у металла и бетона. Именно клееные конструкции позволяют строить многоэтажные деревянные дома. В Канаде, например, уже возведен 18-этажный дом из клееной древесины. На сегодня это самый высокий дом из дерева. Еще не сданы, но уже спроектированы дома в Норвегии и Австрии — чуть выше 20 этажей.

Сборка 18-ти этажного дома. Ванкувер, Канада

— Как раз хотела поинтересоваться, какие новые технологии и материалы на основе дерева появились в последние годы? И каков их потенциал?

— В многоэтажном домостроении конструктивные решения могут быть разные, но традиционно используется панельно-каркасная технология. Есть дома по панельно-каркасной технологии в Санкт-Петербурге — в комбинации с опорным монолитом. Там целый квартал построен из 9-этажных домов. Такая деревянная панель собирается на заводе: с утеплителем, мембранными пленками, ветрозащитным материалом, обшивкой из ЦСП, гипсокартона или OSB. Туда зачастую уже встроена электрика, коммуникации, водоснабжение. Это панель высокой степени готовности.

Одна из самых модных сегодня — технология CLT. CLT-панель это практически несущая стена переклеенных ламелей. Ламели расположены перпендикулярно друг к другу. И получается, что несущие характеристики древесины работают во все стороны. Тем самым мы получаем серьезный конструктивный элемент.

Сборка CLT-панелей

MHМ (Massiv-Holz-Mauer), впереводе с немецкого, массивная деревянная стена. Это технология, когда ламели также сращиваются, но уже на металлическом ригеле. Плюс такой технологии в том, что стена может быть толщиной до 35 сантиметров. MHM-стена теплее, чем CLT или клееный брус, за счет того, что каждый ламель имеет выборку («расческу»), которая формирует воздушные камеры внутри стены.

Еще одна новинка — LVL: конструкционная балка из шпона, которая спекается под воздействием давления и воздействием микроволнового излучения, в результате получается композитный материал с уникальными свойствами.

Вообще, должен сказать, что в деревянном домостроении за последние годы появилось огромное количество новых технологий — пожалуй, как нигде. Это легко объяснимо, ведь в странах Европы, в Канаде НИОКРы в области новых технологий строительства с применением древесины поддерживаются государством: дерево — единственный возобновляемый строительный материал. Например, в российских лесах каждые 10 секунд вырастает достаточно дерева для строительства 7-этажного дома.

Надо ли обращаться к «серым» застройщикам, гонясь за дешевизной

— В 2017 году в правительстве обсуждалась инициатива о введении льготной ипотеки для покупателей квартир в деревянных домах. Дмитрий Медведев дал поручение разработать дополнительные меры по стимулированию деревянного домостроения. Какова судьба этих инициатив?

— Уточню, это не ипотека, а субсидирование потребительского кредитования по приобретению деревянных домов. Программа запущена. Премьер ее подписал, и с апреля она действует. Любой желающий может получить 5%-ную субсидию от государства. Таким образом, кредит на покупку дома опускается с рыночных 15-ти процентов до 10-ти.

Зачем это было сделано? Индустриальное домостроение — это быстровозводимое жилье. Представьте, если бы у нас не было кредитов на покупку иномарок? Сколько бы население могло купить машин? Здесь такая же ситуация. Деревянный дом строится два-три месяца, получается, покупатель должен выложить всю сумму сразу. Сегодня покупательская способность невысока, а кредиты под 15% не каждому по силам. Для того, чтобы сделать такое жилье доступным, была принята эта инициатива.

— Возможно, подобные меры государство ввело и для того, чтобы сократить «серый рынок»?

— Совершенно верно. Из-за того, что не было доступного кредитования, люди пользовались услугами «серых» строителей. Дом строился три-пять лет — для того чтобы будущий владелец имел возможность «разбить» платежи. Дом, в итоге, сдавался, но часто с нарушением всех норм. В частности, норм по пожарной безопасности. Ведь основные проблемы пожаров в деревянных домах — неграмотно сделанные проводка и дымоход.

— Так-то оно так, но, согласитесь, дома, построенные «бригадой с рынка» гораздо дешевле, чем индустриальные дома…

— Да, коттедж, построенный индустриальным способом, не дешевое удовольствие. Но жилье, которое строится самодеятельно, может обойтись еще дороже. Тут постоянно происходят простои и переделки, потому что работа идет не по проекту. Применяются материалы непонятного качества, закупаемые в «высокий сезон» на соседнем рынке по розничным ценам. Кроме того, такой застройщик заинтересован «доить» клиента. А индустриальная компания настроена быстро построить и не возвращаться на рекламации. Это вещи, которые многие не понимают, гонясь за дешевой ценой.

— Одним из камней преткновения, мешающих развитию деревянного домостроения, были нормы проектирования, не позволявшие строить деревянные дома выше 3-х этажей. Пересмотрены ли сегодня такие нормы?

— Сегодня нормы пересматриваются. Пока же, действительно, по нормативам разрешено только до 3-х. Строят, конечно, и выше. Но тут нужны специальные техусловия — конструкции должны быть испытаны, а это достаточно дорогостоящая история. Когда появятся нормативы, мы сможем расчетным методом доказывать, что конструкция пригодна для строительства. Это упростит процесс согласования проекта.

Аквапарк в Санкт-Петербурге

Клееное дерево обугливается, но не горит

— Дерево — материал замечательный. Но оно всегда считалось материалом достаточно «мягким», малопригодным для масштабных сооружений. Новые технологии исправили эту ошибку?

— Это миф, который опровергается новыми технологиями. Говоря о дереве, многие вспоминают деревянные бараки, построенные при царе Горохе или бревенчатые деревенские избы.

Но тут надо понимать, что век индустриализации в корне поменял и деревянное домостроение. Раньше, например, был другой уровень обработки древесины, который способствовал распространению огня по поверхности. Современная обработка уплотняет верхний «ворсистый» слой, и у огня нет «пути», по которому он мог бы продвигаться.

Если взять клееный брус, поджечь такую стену достаточно сложно. Был такой случай, во время строительства одного из аквапарков загорелись лакокрасочные материалы. Огонь достиг деревянных балок, которые испытывали колоссальные температурные нагрузки. В итоге, деревянная балка большого сечения «держалась» 6 часов, пока не прогорела. За это время специалисты успели демонтировать оборудование. Если бы это были металлические или бетонные конструкции, вреда было бы значительно больше.

Некоторые считают, что современные строительные материалы из дерева, например клееный брус, довольно далеки от экологических стандартов. Клей, который здесь используется, выделяет формальдегид и другие не очень полезные вещества. Как выходят из положения производители, чтобы сохранить экологические свойства древесины?

— Формальдегид формальдегиду рознь. Весь вопрос в концентрации. Любой материал сейчас выделяет какие-то неполезные организму вещества — главное, чтобы это было в пределах допустимых концентраций.

Клеи, которые сейчас используются, имеют минимальное содержание вредных веществ. Проводились испытания деревянного конструктива, применяемого в детских садах. У нас в России очень жесткие нормы ПДК — так вот, деревянные клееные конструкции оказались вполне безопасными.

Дворец водных видов спорта в Казани

Все современные клеи для древесины широко применяются в Европе, в Японии — а там жестко следят за требованиями экологии. Вредоносность клееной древесины — это больше миф, чем реальность, а утверждение, что один клей «здоровее» другого — маркетинговый ход.

— Для того, чтобы защитить деревянную конструкцию от огня, применяются всевозможные пропитки. Насколько они увеличивают огнестойкость материала? И правдали, что из дерева теперь строят даже бензоколонки?

— Все зависит от типа здания, его назначения, конструктивного решения. Как известно, пропитку нужно раз в три года обновлять. Если мы используем закрытую конструкцию, в пропитках нет никакого смысла. Вы не можете отодрать обшивку и обработать поверхность под ней. Здесь применяется конструктивная защита — негорючим гипсокартонном, утеплителями. Защитные антипирены применяется там, где конструкции открытые.

Другой тип — укрывные материалы, которые во время горения вспучиваются, создавая защитную негорючую пленку. Это мастики и лаки — они более стойкие и их можно использовать десятилетиями. Но тут нужно следить за уровнем концентрации этих веществ. Если мы обеспечим необходимую вентиляцию, никаких проблем не будет.

Стадион «Енисей», Красноярск

У нас нет толковых учебных программ по деревянной архитектуре

— Насколько отечественное архитектурное сообщество сегодня подготовлено для проектирования из дерева? И что делается для того, чтобы таких проектов стало больше? Есть ли уже проекты повторного применения из деревянных конструкций?

— Проекты повторного применения есть — их семь. Школа, детский сад, опорный пункт милиции и фельдшерско-акушерский пункт. Есть еще несколько многоквартирных деревянных домов. Если говорить о квалификации архитекторов, то у нас фундаментальное обучение студентов в вузе идет, в основном, по бетону и металлу. По дереву нет даже толком разработанных учебных программ.

Поэтому и талантливых архитекторов, работающих с деревом можно по пальцам перечесть: Тотан Кузембаев, Николай Белоусов, Владимир Кузьмин, ряд других. Но зато это архитекторы практически мирового класса.

Интерес к архитектуре из дерева у профессионального сообщества есть. Мы плотно работаем и с Союзом архитекторов, и с НОПРИЗ. Думаю, очень скоро зодчих, увлеченных деревом, будет гораздо больше. А новая нормативная база заложит фундаментальные основы деревянного домостроения.

Good wood plaza, МО

Не выдерживаем конкуренции по качеству деревообработки и срокам поставки

— Сейчас Россия больше ориентирована на экспорт древесины, а не на производство конечной продукции. Как вам кажется, сколько времени потребуется для того, чтобы переориентировать наши деревообрабатывающие производства на специфику многоэтажного деревянного домостроения и на те объемы, которые необходимы для возведения таких домов?

— Переориентировать можно достаточно быстро. Вопрос в другом. Сегодня все-таки недостаточно внутреннего спроса на такую продукцию. Все деревообрабатывающие предприятия имеют коммерческую составляющую — как только появится внутренний рынок, будут производить конечный продукт в нужных объемах. К счастью, вывоз товарного бревна сегодня государство несколько ограничило. А вот материалы неглубокой переработки — доска, пиломатериалы — экспортируются. Но ведь доска — материал с небольшой добавочной стоимостью.

С прошлого года начали работать меры поддержки экспорта в части инженерной древесины глубокой переработки: домокомплекты, деревянные конструкции, клееные деревянные конструкции. Сравните, цена куба пиломатериалов, которые сейчас экспортируются — 126 долларов. При этом куб клееной древесины стоит около 400 долларов. Согласитесь, цифры красноречивые. Мы проигрываем и по логистике: пока довезем клееную балку до Европы, она у нас получается по цене не очень конкурентоспособной.

Еще одна проблема — финансовые ресурсы. У наших предприятий нет соответствующих средств для того, чтобы иметь логистические склады на территории Европы. А ведь на любой стройке важен срок поставки материала. Так что мы еще зачастую проигрываем и по срокам поставки. Поэтому европейские закупщики предпочитают тот материал, который есть в наличии. Ждать под заказ из России имне всегда удобно.

Хотя, надо признать, что конструктивные качества нашей древесины очень высоки, и когда такой материал есть на рынке, европейские проектировщики предпочитают использовать именно его. Российская древесина более плотная — потенциально на нее очень большой спрос.

— Есть ли у Ассоциации деревянного домостроения «продвигающая» программа, которая популяризирует строительство из дерева, работает с населением, формирует благожелательное общественное мнение по отношению к такому строительному материалу как дерево?

— Безусловно, мы стараемся формировать информационное поле вокруг деревянного домостроения. Недавно запустили систему рейтинговой аккредитации. В этой системе предприятия оценивают сами себя. В отличии от традиционной сертификации, нет оценивающего органа, который можно купить. Адекватность оценки регулируется самой профессиональной конкурентной средой, а конкуренты, как известно, знают о друг друге больше, чем сами о себе.

Разработана специальная балльная система оценки по множеству параметров. Скажем, обеспечение качества производства и строительства домов. И каждая компания декларирует свои данные. Если эти данные не внушают доверия другим производителям, эту компанию проверяют. Все параметры в этой системе подтверждаются документально. Если хотя бы два параметра не подтверждается, компания вылетает из системы.

Кроме того, недавно запустили систему экспертизы от ассоциации. Предлагаем частным заказчикам заключать трехсторонний договор: с участником ассоциации и с самой ассоциацией, которая будет осуществлять надзор за всеми этапами строительства. То есть, мы выступаем в качестве третейского судьи. В итоге, потребитель продукции получается более защищенным, чем в случае, если бы он был один на один с компанией. В свою очередь компания, которая готова на технадзор третьей стороны, тем самым подтверждает уверенность в качестве своих работ. Думается, эти два инструмента должны серьезно повысить качество деревянного домостроения.

Есть исследование, кажется, у японцев — использование дерева в строительстве благотворно влияет на здоровье, снижает, например, давление на десять пунктов. Доказано, что обучаемость в деревянных интерьерах на 15-20% выше. Кроме всего прочего, человеческий глаз никогда не устает смотреть на дерево, потому что его фактура и рисунок уникальны. Думаю, даже этих фактов достаточно для того, чтобы человек сделал выбор в пользу дерева. Он его, в конечном итоге, и делает.

Беседовала Елена МАЦЕЙКО

Проект многоквартирного жилого дома, 18 этажей

Архитектурные решения

Объект, представленный в проектной документации – многоквартирный жилой дом прямоугольной формы. Размеры сооружения: 109 х 16,8 м. Здание состоит из трех жилых секций, объединенных между собой. В каждой из них запланирован чердак и подвал. Центральные входы установлены со стороны двора.

По проекту многоквартирного жилого дома в подвальном уровне размещены: индивидуальный тепловой пункт, насосная, электрощитовая, технические помещения. Этаж также оборудован сквозным проходом вдоль всего здания. С первого по семнадцатый уровни располагаются квартиры, с высотой потолков 2,5 м. Первый этаж помимо жилых помещений также предназначен для комнаты консьержей, оборудованной уборной; площадки для колясок; кладовой для хранения электрооборудования и мастерской для его ремонта; мусоросборника. Чердак запроектирован для инженерных коммуникаций. Все уровни связаны лестницами, а также лифтами грузоподъемностью 1000 кг и 400 кг.

Объект доступен для маломобильных групп населения. В связи с этим запланировано 5 мест для инвалидов на открытой парковке. Ширина тротуара составляет не менее 1,5 м. Максимальная высота бортового камня пешеходных дорожек 4 см. Вход каждого жилого модуля оборудован пандусами, ограждениями. Кроме того, в жилом доме имеется 6 квартир, предназначенных для инвалидов-колясочников.

Конструктивные и объемно-планировочные решения

Конструктивная схема объекта перекрестно-стеновая. Каркас здания монолитный ж/б. Ненесущие наружные стены изготовлены из газобетонных блоков, утеплены. Отделка выполнена полимерной штукатуркой. Облицовка цоколя из керамзито-бетонного камня. Материалы стены внутренних помещений: полнотелый кирпич, пазогребневые плиты. В квартирах предусмотрена чистовая отделка. Оконные и дверные проемы заполнены двухкамерными стеклопакетами с металлопластиковыми профилями. Тип фундаментов строения: свайный. Кровельное покрытие плоское, рулонное с внутренним водостоком. Крыша оборудована выходами.

Многоэтажное деревянное строительство

Строительство высотных жилых домов и бизнес-центров из дерева – тенденция, набирающая все большую популярность в странах Европы и Америки. Технологии деревянного строительства постоянно совершенствуются, и уже становится очевидным тот факт, что строить из дерева – это выгодно, быстро, надежно и безопасно. С каждым годом появляются все новые рекорды возведения многоэтажных зданий с применением деревянных панелей CLT и клееного бруса LVL.

Преимущества деревянного строительства

Дерево – это возобновляемый природный ресурс, из которого изготавливают современные композитные материалы, отличающиеся высокой прочностью и долговечностью. При этом для производства высокотехнологичных стройматериалов, в частности панелей и бруса, может использоваться низкосортная древесина, щепа и отходы. Производство и обработка строительных конструкций из древесины, равно как их транспортировка и монтаж обходятся дешевле в сравнении со стальными и железобетонными аналогами.

Работа с деревом менее энерго- и трудоемка за счет применения простых инструментов и оборудования, кранов меньшей грузоподъемности. При этом монтаж деревянных конструкций отличается высокой технологичностью и скоростью, так как используются блоки и модули заводской сборки.

Здания из дерева отвечают современным нормам «зеленого» энергоэффективного строительства. Они могут возводиться на территориях со сложными инженерно-геологическими условиями, в том числе – с сейсмической активностью, наличием горных подработок и свойств просадочности.

Испытание здания из CLT-панелей на сейсмоустойчивость

Проведенные огневые испытания подтверждают, что дерево показывает лучшие результаты по пожаробезопасности в сравнении со сталью. Прочностные характеристики и устойчивость строительных конструкций из древесины сохраняются в течение 45 минут после начала пожара, тогда как предел огнестойкости металла в незащищенном состоянии составляет 15 минут. Внешние слои древесины в условиях высоких температур обугливаются, а внутренние продолжают сохранять свои технические характеристики еще продолжительный период времени. При этом современные стройматериалы из дерева дополнительно обрабатываются антипиренами в условиях завода, что позволяет свести показатели их горючести к минимуму.

Современные технологии высотного деревянного домостроения

Для возведения многоэтажных домов используются высокопрочные композитные материалы на основе древесины, в частности – LVL брус и CLT панели. Первый из них применяется в качестве вертикальных и горизонтальных элементов несущего каркаса здания. Материал представляет собой многослойный шпон из дерева хвойных пород. Волокна слоев располагаются параллельно, толщина каждого слоя составляет около 3 мм.

Безопорный пролет балок из LVL бруса может достигать 36 м, а ферм – 42 м и более. Брус не дает усадки и остается геометрически стабильным на протяжении всего срока службы. В отличие от обычного дерева LVL не подвержен воздействию микроорганизмов, не деформируется от сырости, устойчив к химической агрессии. Современные технологии изготовления позволяют добиться высокой степени готовности строительных конструкций, а сборка деревянного каркаса на площадке выполняется по аналогии с монтажом быстровозводимых зданий из стали.

CLT плиты и панели – композитный материал, изготавливаемый методом перекрестного склеивания слоев древесины. Применяется в качестве ограждающих конструкций, плит перекрытия и покрытия зданий. Конструкции CLT отличаются легкостью, пожаробезопасностью, высокими показателями прочности, тепло- и звукоизоляции. В настоящее время выпускаются CLT плиты толщиной от 60 до 400 мм.

Материалы CLT и LVL могут комбинироваться друг с другом. Например, каркас здания может состоять из LVL бруса, а стены и перекрытия – из панелей CLT. Существуют также гибридные варианты строительства, когда основные элементы каркаса монтируются из железобетона, а ограждающие конструкции и второстепенные балки – из композиционной древесины. Причинами такого подхода могут являться, в том числе слишком жесткие (и не всегда обоснованные) требования пожарной безопасности.

Скорость монтажа деревянных конструкций выше, чем в любом другом виде строительства и обусловлена технической возможностью транспортировки готовых блоков и модулей к месту проведения работ. Современное оборудование способно производить CLT панели длиной до 24 м и шириной до 3,5 м, что позволяет монтировать ограждающие конструкции целого этажа здания за один прием.

Деревянное многоэтажное строительство за рубежом

В развитых странах многоэтажные дома из дерева уже давно не относятся к разряду экспериментальных. В Евросоюзе активно продвигается государственная программа «Деревянная Европа», в соответствии с положениями которой уже к 2020 году объем строительства зданий из дерева должен достигнуть 80% от общего количества новостроек, и уже сегодня этот показатель приближается к планируемому. Внушительный перечень реализованных и находящихся в стадии реализации проектов, воплощающих смелые архитектурные идеи, является лучшим тому подтверждением.

14-этажный жилой дом в Норвегии

Совсем недавно, в конце 2015 года в Норвегии в городе Берген введен в эксплуатацию 14-этажный жилой комплекс Treet Bergen. Сегодня этот комплекс является флагманом мирового деревянного строительства. Здание возведено из 48 модулей высокой заводской готовности (в них уже были смонтированы инженерные коммуникации и выполнена отделка). Высокое качество сборки и точность подгонки элементов каркаса и стеновых ограждений обеспечили практически нулевое отклонение конструкций по вертикали (не более 3 мм).

Расчет каркаса здания высотой 51 м выявил своеобразный недостаток модифицированной древесины, заключающийся в ее легкости. Для увеличения устойчивости и сопротивляемости ветровым нагрузкам в конструкцию здания дополнительно были включены железобетонные плиты, разделяющие группы модулей на несколько секторов. Всего в доме 62 жилых квартиры, в том числе одно-, двух- и трехкомнатные.

17-этажное студенческое общежитие в Канаде

В настоящее время ведется строительство общежития в Ванкувере, рассчитанное на проживание 400 студентов. Прямоугольное в плане здание решено в LVL каркасе с перекрытиями и ограждающими конструкциями из панелей CLT. Жесткость соединений деревянных колонн и балок обеспечивается наличием стальных коннекторов. Здание высотой 53 м разделено на несколько ядер железобетонными плитами, увеличивающими вес всей конструкции и придающими ей дополнительную жесткость. Предполагаемый срок сдачи объекта в эксплуатацию – 2017 год.

10-этажный жилой дом в Австралии

Несколько лет назад в Мельбурне из композитных CLT-блоков было возведено 10-этажное здание «Forté». Жилой дом запроектирован и построен с учетом требований самых современных «зеленых» норм. В том числе – смонтирована система сбора и очистки дождевой воды, установлены тепловые насосы, энергосберегающее светодиодное освещение. Здание прошло сертификацию по международной программе Green Star и удостоилось высшей оценки 5 звезд.

Другие высотные здания из дерева, возводимые за рубежом

Масштабы высотного строительства из дерева за рубежом действительно велики. Во многих крупных городах наряду с традиционными зданиями из стали и бетона появляются деревянные башни в 8-9 этажей. Пятиэтажки из LVL и CLT древесины уже давно стали нормой в Скандинавии и Канаде. Направление деревянного строительства уверенно осваивают всемирно известные архитекторы и строители. В частности, компания SOM, по проекту которой построена самая высокая в мире башня Бурдж Халиф, в настоящее время занята разработкой концепции настоящего деревянного небоскреба высотой в 42 этажа.

Известный архитектор Майкл Грин разработал и представил публике предпроект 35-этажного CLT-небоскреба «Баобаб». Проектировщик предусмотрел возможность монтажа здания из готовых модулей, которые по истечении срока эксплуатации могут быть демонтированы и заново собраны в конструкции меньшей этажности.

Ситуация в области деревянного высотного строительства отражается на постоянно обновляемой интерактивной карте. Ресурс содержит информацию обо всех проектируемых и строящихся объектах. По каждому из них имеется краткая сводка технических характеристик и ссылка на сайт проектировщика.

Ситуация с высотным деревянным строительством в России

Почти пятая часть всей мировой ресурсной базы леса находится на территории Российской Федерации. При грамотной организации выращивания и промышленного использования древесины, ее запасы для России – неисчерпаемы. С учетом внедрения новых технологий деревообработки стоимость такого стройматериала может постепенно снижаться, тогда как цены на производство бетона и стали постоянно растут.

Однако сегодня строительство из дерева в нашей стране регламентируется нормативами более чем полувековой давности. В первую очередь это касается регламентов пожарной безопасности, которые не учитывают характеристик современных композиционных материалов CLT и LVL. Поэтому, в установленном порядке можно проектировать и строить деревянные здания высотой не более 5 метров и площадью – до 500 м2.

Любые примеры многоэтажного строительства в России относятся к разряду «уникальных» и «экспериментальных». Тем не менее, они существуют. Для того чтобы вписаться в действующие нормы, для возведения зданий используется комбинированная технология железобетонного и деревянного строительства, когда монолитный каркас обшивается CLT-панелями. По такой схеме реализованы проекты 5-этажной застройки в Пушкинском районе Санкт-Петербурга. Имеются примеры подобного строительства в Нижнем Новгороде.

К сожалению, при отсутствии соответствующей нормативной базы, многоэтажное строительство из дерева в России не выгодно. Для каждого проекта приходится получать множество согласований и заключений, заново проводить испытания материалов, составлять обоснования, решать вопросы с местными властями, различными ведомствами и органами надзора. Не существует стандартного пути получения разрешительной документации на строительство деревянных многоэтажных зданий.

При этом в развитии технологии строительства из дерева заинтересованы все: производители стройматериалов, строительной химии (клеевых составов, пропиток и добавок, красок), проектные и подрядные организации. С этой целью организовываются круглые столы (например, конгресс в Москве, проведенный концерном Акзо Нобель в декабре 2015 года). На встречах представляются презентации и доклады, посвященные мировым тенденциям деревянного домостроения, осуществляется отбор документов, которые могут лечь в основу будущих регламентов и норм.

Есть ли будущее у небоскребов из дерева?

Идея прорабатывается буквально по всему миру. Первые осмысленные проекты деревянных высоток стали появляться еще в начале 2000-х. Самое высокое здание в 10 этажей — Forte Building — построено в Австралии. Британия, которая насчитывает уже более 10 зданий из дерева выше 7 этажей, за последнее время стала одним из лидеров высотного деревянного домостроения. В западном полушарии несколько лет назад архитектор Майкл Грин предложил проект небоскреба высотой 30 этажей, а совсем недавно он же заявил, что возможно построить полностью из дерева и 102-этажную башню Empire State Building. Все эти достижения стали возможны благодаря новым наработкам в области деревянных материалов, которых за последние 15 лет появилось великое множество.

Современные конструкции из дерева

В высотном строительстве используется не дерево в традиционном понимании, а различные продукты на основе древесины. Чаще всего среди других упоминается система CLT-панелей (Cross Laminated Timber), которые изготавливаются по технологии перекрестного склеивания дощатых щитов под высоким давлением. Благодаря такой технологии плиты не уступают по прочности традиционным бетону и стали. В размерах подобные панели достигают до 3,5 метров в ширину и 24 метров в длину. Они поставляются на строительную площадку с завода в качестве готовых сборных модулей с уже встроенными окнами, дверями и коммуникациями.

Помимо CLT-панелей широкое применение получили LSL-плиты (Laminated Strand Lumber), которые изготавливаются из длинных плоских стружек, идущих параллельно. Большое преимущество плит состоит в том, что в процессе производства можно использовать низкосортную древесину. В схожей технологии LVL-бруса (Laminated Veneer Lumber) вместо щепок используются листы лущеного шпона — также с параллельным расположением волокон в смежных слоях.

Активно применяются и клееные балки, колонны, а также панели brettstapel, которые составляются из досок, поставленных на кромку и скрепленных гвоздями. Австрийская компания Cree, разработавшая проект 30-этажного небоскреба под названием LifeCycle, использовала наружные стеновые панели каркасные, а панели перекрытий — гибридные, из клееных балок и бетона. В системе FFTT, разработанной все тем же Майклом Грином, колонны и стены устанавливают друг на друга поэтажно, а на них крепят балки из стали, на которые опираются перекрытия из CLT-панелей.

Почему выбирают дерево

При всем разнообразии продукции, объединяет ее прежде всего постоянство механических характеристик и довольно высокая стабильность формы, что и позволяет возводить из дерева крупные объекты. Хотя проектировщики находят в деревянном строительстве все больше других положительных моментов.

Наиболее очевидный для всех фактор — экологичность. Кроме того, что дерево — один из немногих возобновляемых ресурсов в строительстве, оно еще и позволяет уменьшить выбросы углекислого газа. Так, проектом 35-этажного небоскреба в Париже предполагается возведение здания, способного поглощать до 3,7 тонн углекислого газа, что эквивалентно годовому «урону» от 2207 машин. По оценкам Европейской конфедерации деревообрабатывающей промышленности CEI-Bois, достаточно увеличить долю деревянных домов на европейском рынке на 10%, чтобы на 25% сократить объемы вредных выбросов.

Среди важных экономических преимуществ строительства из дерева — уменьшение сроков в разы. Archspeech публиковал исследование австралийских ученых, где строительство проекта из дерева занимало по расчетам на 6 недель меньше (и благодаря этому экономило более 300 тыс. долларов) в сравнении с идентичными проектами из бетона и стали.

Также в пример можно привести Лондон, где основной массив 9-этажного жилого дома Stadthaus (на сегодняшний момент самое высокое деревянное здание Европы) был возведен за 27 дней без отклонений от проектной документации. Дом полностью построен из дерева, включая лестницы и лифтовые шахты, — с применением тех самых CLT-панелей.

Пожар больше не страшен

Строительство деревянного небоскреба в Лондоне стало возможным во многом благодаря тому, что Британия является одной из немногих стран, где в строительном законодательстве вообще нет запрета на максимальную высотность деревянных зданий. Хотя стоит оговориться, что и Stadthaus не обошли проблемы с нормами. Дом намеренно построен высотой чуть ниже 30 метров, иначе по британским законам пришлось бы устанавливать спринклеры и подстраиваться под другие стандарты. Тем не менее, именно строительные законы в части огнестойкости сдерживают развитие высотного строительства из дерева. В той же Норвегии, где нет лимита по высоте деревянных строений, заканчивается строительство 49-метрового небоскреба Treet, который станет самым высоким в мире.

Меняют свой подход к пожарным нормам и другие страны, признавая существенный прогресс в технологиях деревянного строительства. Здесь немаловажно отметить, что при пожаре деревянные конструкции, в отличие от стали или железобетона, не деформируются при повышении температуры. Элементы большого сечения не снижают пожаробезопасность здания, а в ряде случаев рассматриваться как полноценная альтернатива конструкциям из металла и бетона.

Кроме того, на поверхности деревянных элементов во время пожара образуется слой угля, препятствующий доступу кислорода. Благодаря этому скорость прогорания конструкции составляет порядка 3,5 см в час. Поэтому за счет наращивания сечения элементов конструкция не будет терять несущей способности в течение заданного времени. Такой метод позволяет достигать пределов огнестойкости вплоть до 120 минут.

Когда ждать в России

Россия, как видно на графике выше, на данный момент далека от строительства высотных зданий из дерева. Хорошо всем известный 38-метровый дом Сутягина в Архангельске был сначала по решению суда разобран до четырех этажей, а затем его остатки уничтожил пожар. И из-за ограничения в три этажа других подобных проектов пока не ожидается.

Но строительные компании постепенно начинают продвигать альтернативные идеи и лоббировать изменение законодательства. Например, финская компания «Стора Энсо», один из мировых лидеров по производству продукции им дерева, активно позиционирует себя на рынке Карелии. Если раньше в регионе нельзя было строить деревянные здания выше 5 метров и площадью более 500 кв. метров, то, по словам главы республики Александра Худилайнена, прямо сейчас по поручению ведется работа по изменению республиканского законодательства. А одна из компаний-застройщиков уже занимается сборкой и наладкой производственной линии компонентов для высотных деревянных домов: их планируется изготавливать из твердых пород древесины, произрастающих в Карелии, и запуск намечен на сентябрь 2015 года.

Традиционно деревянные идеи продвигаются и в вологодском регионе — проекты местых архитекторов постоянно становятся лауреатами различных наград и конкурсов. В этом году в Череповце прошла третья по счету Международная научно-практическая конференция по деревянному домостроению с участием более 70 приглашенных экспертов из Финляндии, Германии, Австрии и других стран Европы. Также год назад в партнерстве с Финляндией был создан кластер деревянного домостроения и деревообработки.

Члены кластера уже внесли предложения по изменению «Стратегии развития промышленности строительных материалов и индустриального домостроения на период до 2020 года» для увеличения финансирования разработок по развитию многоэтажного деревянного строительства. Хотя до каких-то конкретных проектов дела пока не дошло.

Однако законодательные проблемы — не единственный камень преткновения в этом вопросе. По словам отечественных экспертов, все технологии строительства многоэтажек из древесины вполне применимы и у нас, к тому же уже производятся в России. Однако есть опасения, что население к подобным экспериментам пока не готово.

Есть ли будущее у деревянных небоскребов в России?

Многоэтажные дома из древесины

Строить многоэтажные дома и бизнес-центры из древесины — архитектурно-технологический тренд, стремительно набирающий популярность на Западе. Разрабатываются новые технологии для строительства деревянных небоскребов, а архитекторы устроили настоящую гонку за самое высокое здание из дерева.

Пока пальму первенства делят Forté Building — десятиэтажный жилой дом гостиничного типа из деревянных CLT-панелей в г. Доклендс (Австралия) и девятиэтажное здание Stadthaus в Лондоне, несущие стены, пол, лестницы и даже лифты которого изготовлены из древесины. К 2023 году архитекторы из шведской компании CF Moller Architects собираются возвести 34-этажный небоскреб в Стокгольме, а их чикагские коллеги уже мудруют над проектом 42-этажной башни, которую задумали как офисное здание. В Финляндии, Швеции, Италии уже возводят целые жилые кварталы из древесины.

По словам отечественных экспертов, передовые технологии строительства многоэтажек из древесины применимы и у нас, более того, все новейшие материалы уже производятся в России, вот только эксперты побаиваются, что население не готово к подобным экспериментам.

Быстро, дешево и безопасно

Россия по использованию древесины в жилищном строительстве занимает одно из последних мест среди европейских стран. В Финляндии, например, доля деревянных домов составляет 40%, в Германии — 20%, в Австрии около 30% домов построено с применением деревянных конструкций. Профессор Сибирского государственного технологического университета (г. Красноярск) Владимир Ермолин и вовсе считает, что по показателю потребления продукции из древесины на душу населения можно судить об уровне цивилизованности страны. В России этот показатель в три раза ниже, чем в странах Центральной Европы и Северной Америки. Там потребляется 0,2 м3 древесины на одного человека в год, а в богатой лесом России — всего 0,07 м3.

«Не сомневаюсь, что и мы придем к мировым трендам. Рано или поздно наши люди поймут достоинства деревянного домостроения», — говорит заместитель председателя Совета партнерства Ассоциации деревянного домостроения Екатерина Фурман.

Древесина — уникальный материал. Она поглощает углекислый газ и является его хранилищем, причем даже будучи пиломатериалом. По данным ряда исследований, деревянный дом средней площади впитывает в себя примерно 40 т CO2 за срок эксплуатации (в среднем это 50 лет). Такое количество вредного газа выбрасывает автомобиль в течение 20 лет. Общеизвестно, что сооружения из стали и бетона при возведении углекислый газ выделяют.

В расширении масштабов и росте объемов деревянного домостроения в нашей стране российские специалисты видят лишь плюсы. Во-первых, древесина — единственный возобновляемый ресурс на планете. Для производства древесно-композитных материалов, из которых и строят дома, используются отходы лесопильного производства, низкосортный лес. Во-вторых, дома из этого материала быстровозводимые (наружные ограждающие конструкции дома площадью 200 м2 по популярной каркасной технологии собираются за два-три дня) и экономичные. Шведские специалисты подсчитали, что строительство деревянных многоэтажных домов обходится на 5-20% дешевле строительства бетонных панельных. Все потому, что используются более простые инструменты, меньше объемы транспортировки. Впрочем, отечественные строительные компании прямой выгоды по себестоимости не видят. А вот в том, что такие дома энергосберегающие, сходятся все. Такие сооружения потребляют на 1 м2 всего 65 кВт·ч в год. Для сравнения: в центральной полосе России в кирпичных домах обогрев съедает 130-150 кВт на 1 м2.

Ну и, в-третьих, это экологичное и, вопреки распространенному мнению, безопасное жилье. Сборные деревянные многоэтажные дома рекомендуют строить в сейсмоопасных районах, так как они способны выдержать землетрясения силой до 9 баллов.

«Развею распространенный миф о том, что древесина — материал с повышенной горючестью, — говорит Екатерина Фурман. — В результате проведения множества испытаний выяснено, что деревянные строения сопротивляются воздействию огня не менее 45 мин. с начала пожара. Никакой другой материал не обладает такими характеристиками. Для сравнения: незащищенная металлическая балка при температуре 90ºС начинает плавиться уже через 4 мин., а железобетонная крошится через 15 мин. после начала воздействия на нее открытого огня».

Кроме того, специалисты во всем мире работают над усовершенствованием систем противопожарной безопасности. Шведы, например, для обеспечения огнестойкости внутреннюю сторону деревянных стен обшивают гипсовыми панелями. Канадские архитекторы для повышения огнеупорности обугливают наружный слой древесных материалов, из которых построено здание, и таким образом изолируют их внутреннюю часть, защищая тем самым от возгорания. А в США при строительстве деревянных домов строго соблюдают нормы деления территории на пояса пожарной безопасности. Противопожарная стена с двухчасовым периодом горения служит границей между участками площадью 600 м2. Предел огнестойкости стен между квартирами и стен, граничащих с коридором, также составляет два часа.

На государство надейся, но и сам не плошай

Развитию деревянного многоэтажного домостроения в России сильно мешает устаревшее законодательство. По российским законам, строить деревянные дома выше пяти метров и площадью больше 500 м2 запрещено. К слову, подобные ограничения существуют и в Европе: в Финляндии, например, деревянные со­оружения нельзя строить выше трех этажей, в Австрии — выше пяти, в Канаде — выше шести этажей (тем не менее почувствуйте разницу…).

Но специалисты уверены: в России это вопрос решаемый.

«Пока мы сами не изменим законодательную базу, ее никто не поменяет, — говорит Екатерина Фурман. — Многие компании звонят нам, интересуются, как строить деревянные много­этажки, но на этом все заканчивается. Ассоциация деревянного домостроения (АДД) готова поддерживать такие инициативы, но компания должна приходить в АДД уже с готовым проектом. Пару лет назад к нам обратился ДСК «Славянский» (реализовывал проекты федерального значения «Новая Ижора» и «Славянка». — Прим. авт.). Компания строила в Пушкинском районе Санкт-Петербурга комплексы 5-этажных домов по комбинированной технологии (использовали и железобетон, и многослойные панели на основе деревянного каркаса). Эта компания была первопроходцем в строительстве деревянных многоквартирных домов по комбинированной технологии, по­этому проекту довелось пройти множество согласований в разных ведомствах. Вместе с нашим стратегическим партнером — Санкт-Петербургским архитектурно-строительным университетом мы помогали компании проводить испытания материалов, оформлять документацию… Все инстанции успешно прошли, получили разрешение на строительство. А со стороны государства ждать нечего».

К слову, в этом году ДСК «Славянский» прекратил свое существование, больших проектов не было, а работать над выполнением заказов по индивидуальному жилью оказалось невыгодно.

Еще в прошлом году глава Республики Карелия Александр Худилайнен заявил о том, что Карелия может стать пилотной площадкой для массового деревянного домостроения. Речь шла о строительстве целого комплекса многоэтажных домов. В Карелии многие компании занимаются и лесозаготовкой, и углубленной переработкой древесины. Финские архитекторы и строители, которые уже набили руку на строительстве многоэтажек из древесно-композитных материалов, готовы были поделиться своими опытом и технологией с коллегами из Карелии. Но пока от слов к делу так и не перешли. По словам Екатерины Фурман, работа по подготовке к строительству жилого комплекса в Карелии ведется, но есть определенные трудности, в том числе экономические, поэтому когда начнутся строительные работы, точно сказать нельзя.

Из чего и как строят деревянные высотки

Возведение деревянных многоэтажек — технически несложный процесс. К тому же в России производятся почти все необходимые материалы для деревянного домостроения. В Карелии действует крупнейший в Европе завод по выпуску строительных плит OSB — ДОК «Калевала», а в Торжке (Тверская обл.) производят брус LVL (Laminated Veneer Lumber) для стоек каркаса и перекрытий. Эксперты выделяют три передовые технологии, которые широко применяются на Западе и вполне подошли бы и для России.

Дома из CLT-панелей

CLT-панели — клееные деревянные стеновые панели или, как их еще называют, «фанера на стероидах». По свойствам этот материал близок к железобетону, но в шесть раз легче железобетонных плит. А теплоизоляционные свойства CLT-панелей в 3-5 раз превышают аналогичные свойства кирпичных или бетонных стен. Самым, пожалуй, ярким примером использования этой технологии стал жилой комплекс Via Cenni в западном районе Милана, построенный в прошлом году (подробнее см.: «ЛесПромИнформ» № 3 (93), 2013 год. — Прим. ред.). Комплекс состоит из четырех девятиэтажных башен (каждая высотой 28 м), соединенных двухэтажными корпусами. Площадь постройки — 17 тыс. м2 (124 квартиры). Площадь квартир — от 50 до 100 м2.

Возвели этот комплекс, который относится к разряду социального жилья, всего за 14 месяцев. Помимо жилых зданий здесь есть помещения для активного отдыха, детские комнаты, фитнес-центр, прачечная, кухня, гараж для мотоциклов. При строительстве было использовано 6000 м3 панелей. Из склеенных трехслойных CLT-заготовок высотой 3 м и длиной 10 м возвели стены, а пятислойные и восьмислойные использовали для полов. Соединяли панели с помощью болтов и шурупов без применения дополнительного оборудования. Это новое техническое решение. Всего для строительства комплекса потребовалось 700 тыс. шурупов и 50 тыс. болтов. Шахты лифта и несущие колонны также деревянные. Бетон использовался только для устройства фундамента.

В России из этого материала пока ничего не строили.

Каркасная технология с применением LVL-бруса

В качестве материала для несущего каркаса используется LVL-брус. Балки из этого материала могут нести такую же нагрузку, как металлические и железобетонные. Кроме того, ширину и длину бруса можно задавать при производстве. Облицовывают стены древесными плитами или материалами на основе гипса. Конструкция смотрится изящно, у нее небольшой вес и при этом она хорошо выдерживает высокие несущие нагрузки. Стены каркасного дома довольно тонкие, за счет чего общая площадь строения увеличивается на 10% по сравнению с другими деревянными домами. В Торжке сейчас достраивают по этой технологии первый в России многоквартирный дом.

«Этот дом строится по программе замены ветхого жилья, — рассказывает директор «Талион Трейдинг», филиала ОАО «ТАЛИОН», Тимур Акчурин. — Всего в нем будет 18 квартир. Важное замечание: дом возводится исключительно силами российских специалистов и из отечественных материалов».

Строительство начали еще в декабре прошлого года, завершить планируют этой осенью. По словам г-на Акчурина, в Европе подобные дома возводят за три месяца, но, так как наши специалисты с этой технологией работают впервые, решили не торопиться.

«Почти весь дом выполнен из деревянных материалов. Лишь для фундамента использовали железобетон и для лестничной клетки — кирпич. Каркас здания собран из LVL бруса, ограждающие конструкции — из фиброцементной плиты, влагостойкой фанеры, OSB, гипсостружечных плит, гипсокартона, — описывает технологию Тимур Акчурин. — Уверен, рано или поздно эта технология приживется и у нас. Уже сейчас на такое жилье есть спрос, но, конечно, массовым оно вряд ли станет».

Комбинированная, или гибридная, технология

Комбинированная технология строительства жилых многоэтажных зданий широко распространена в США, Канаде, а также в Германии, Австрии и Швейцарии. В Северной Америке, например, около 90% всех домов высотой до пяти этажей — гибриды. В таких домах древесина комбинируется с железобетоном, сборная технология — с монолитной. В шведском городе Векше в 2008-2009 годах по гибридной технологии был построен комплекс «Лимнологен» — первые в Швеции высокие здания на основе древесины. Это четыре восьмиэтажных дома на 134 квартиры площадью от 37 до 114 м2. Нижний этаж зданий выполнен из бетона, верхние — из перекрестно-клееных панелей. Проект экспериментальный, поэтому в процессе его реализации проектировщикам приходилось решать много нестандартных задач. Так, сопротивление ветровым нагрузкам обеспечивают металлические стержни, закрепленные в бетонных элементах нижней части здания и пронизывающие его на всю высоту. Наружные стены домов сделаны из трехслойных CLT-панелей. С внешней стороны стены утеплены слоем теплоизоляции толщиной 100-200 мм и отделаны фасадной штукатуркой (5 мм) или деревянными панелями. Внутренние стены сделаны из двух трехслойных панелей CLT, облицованных с двух сторон гипсокартонными листами с промежуточным слоем звукоизоляции. Для перекрытий использовалось несколько вариантов конструкций с трех- и семислойными панелями CLT, усиленных тавровыми клееными балками. На строительство было израсходовано 4800 м3 панелей. Еще одна «фишка» этого проекта — гидросистема «теплых полов». В панелях перекрытия предусмотрены горизонтальные шахты для прокладки труб с горячей водой. За счет такой технологии дома потребляют всего 65 кВт·ч на 1 м2 в год.

Есть такие дома-гибриды и у нас в России, пример — жилые комплексы, возведенные ДСК «Славянский». Любят эту технологию и архитекторы, так как комбинация материалов дает много плюсов для строительства. Скажем, колонну удобнее выполнить из бетона. Если делать ее из дерева, то она будет гораздо больше и массивнее. Из бетона также часто изготавливаются балконы, полы в ванной и лестницы. Еще один плюс этой технологии в том, что она позволяет не только строить новые дома, но и реконструировать старые, достраивать этажи, что весьма актуально для России.

Профессор Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна Борис Устинов и вовсе считает, что это единственно возможная технология строительства высотных деревянных домов. «Для многоэтажного строительства альтернатив комбинированной технологии не вижу, — категорично заявляет ученый. — Несущие конструкции, изготовленные из древесины, годятся лишь для малоэтажного жилого и нежилого строительства. А вот высотки строить из таких материалов опасно».

Пока в России лишь размышляют о перспективах деревянного домостроения, зарубежные архитекторы поражают своими фантазиями в этой сфере. Один из свежих примеров — здание в Цюрихе. Японский архитектор Шигеру Бан разработал проект семиэтажного здания издательства Tamedia площадью 1000 м2. Несущая конструкция здания представляет собой систему из деревянных столбов. Сначала детали склеивали, а затем обрабатывали на фрезерном станке с точностью до миллиметра. Готовые части соединяли на стройплощадке в конструкцию, представляющую собой деревянную раму высотой пять этажей. Причем несущие элементы конструкции соединялись без использования болтов и гвоздей. Фасад полностью выполнен из стекла. Для создания этого чуда архитектурной мысли потребовалось около 2000 м3 еловой древесины.

Канадский архитектор Майкл Грин разработал проект деревянного 30-этажного дома под названием Tall Wood, в котором учел все недостатки предыдущих деревянных высоток. Tall Wood — часть группы деревянных небоскребов, которые архитектор планирует построить по всему миру, начиная с Норвегии и Австрии и заканчивая Австралией. Основную конструкцию небоскреба собираются делать из ламинированных деревянных балок, склеенных и спрессованных под давлением. Г-н Грин считает, что 30 этажей — не предел, можно строить и более высокие здания. В одном из своих интервью архитектор сказал, что построить высотные дома из дерева совсем не сложно. Куда сложнее изменить отношение людей к подобным строениям. Так что даже на Западе, где народ лояльно относится к строениям из древесины, есть определенные проблемы с восприятием высотных домов из этого материала.

«Сейчас в России вопрос о строительстве многоэтажек из дерева не стоит. И в ближайшее лет десять вряд ли что-то изменится, — резюмирует Екатерина Фурман. — Начинать нужно с многоквартирных домов, и первые попытки в этом направлении уже делаются».

Марина ШЕПОТИЛО