Федор лазутин

Федор Лазутин

Пчелы в радость, или Опыт естественного подхода в пасечном деле

Краткое вступление

Дорогой читатель!

Эта небольшая книга, предлагаемая твоему вниманию, вовсе не является очередным учебником по пчеловодству. Она вообще не является учебником и даже не претендует на какое-либо новое слово в науке о пчёлах. Просто у автора возникла настоятельная потребность поделиться своим опытом и своими мыслями, которые некоторое время назад привели его к определённому подходу в работе с этими замечательными насекомыми.

Речь пойдёт о естественном способе содержания пчёл, при котором человек старается минимально вмешиваться в их жизнь, не кормит сахаром, не меняет объёма гнезда, отказавшись от корпусов и надставок, не обрабатывает никакими препаратами, не размножает искусственно… Словом, предоставляет своим питомцам максимальную свободу самим устраивать свою жизнь.

Но возможно ли это?

Да, возможно! Прямо сейчас, подняв глаза над экраном компьютера, я вижу в окно свою небольшую пасеку. Всего два раза в году, весной и в конце лета, я провожу ревизию пчелиных гнёзд, а всё остальное время просто наблюдаю за слаженной работой этих изумительных насекомых. И, несмотря на то, что в ульях живут пчёлы среднерусской породы, известной своим сердитым характером, мы с женой и ребёнком всё лето спокойно трудимся на участке, по многу раз на дню оказываясь рядом с ульями. И все наши гости (а бывает их немало!), ничуть не боясь быть ужаленными, обязательно идут на пасеку посмотреть на наши красивые ульи и их обитателей.

И все без исключения поначалу просто не могут поверить, что всё так просто! Ведь сложившийся стереотип рисует пчеловодство как нелёгкий каждодневный труд, практически несовместимый с любой другой деятельностью, а профессию пчеловода как очень сложную и требующую не одного года обучения.

Именно этот стереотип внёс немалую лепту в уничтожение современного пчеловодства. Ведь это просто смешно — 3.5 миллиона пчелосемей на всю нашу страну! Созданную самой природой для того, чтобы держать здесь в сотни раз больше пчелиных семей и кормить мёдом другие народы! Причём без ущерба для природы, а, наоборот, с превеликой для неё пользой.

Думаете, фантазия? Отнюдь. Медоносная база средней полосы России (а пишу я в основном о ней, как близко знакомой) используется на доли процента. Побывайте в деревнях! Редко где встретишь пасеку на десяток пчелосемей, а чтобы сотня, так это на весь район попадётся одна — две, а может и не попадётся вовсе. Почему?

Много я размышлял на эту тему, перелопатил гору литературы, общался с пчеловодами, профессионалами и любителями. И понял, что корень вопроса лежит в подходе к природе вообще и к пчёлам в частности.

В своё время человек, возомнив себя царём природы, позволил себе грубо вмешаться в тончайшие механизмы, управляющие жизнью пчелиной семьи, и они начали давать сбой. С тех самых пор пчеловодческая наука борется со следствиями этого сбоя, увязая всё глубже и глубже…

Однако и в девятнадцатом веке, и в сумасшедшем двадцатом было немало людей, державших пчёл естественным способом, стараясь максимально следовать законам природы. Много таких людей и сейчас. По разного рода причинам они себя особенно не афишируют, не часто появляясь на страницах печати и пчеловодческих форумах в сети.

Одно время, начав держать пчёл на высокой рамке, я даже чувствовал себя чуть ли не изобретателем нового улья. Но совсем недолго! Ещё раз проштудировав всю доступную литературу (около 70 книг и множество журналов), я вдруг обнаружил такие же в точности ульи и очень похожие системы содержания в них пчёл. Причём первом в этом ряду был улей Жоржа Лайанса (подробное описание будет ниже), изобретённый в 1864 году и очень популярный в нашей стране в начале 20-го века. До насильственного внедрения колхозно-промышленного пчеловодства…

В общем, получилось так, что в последние несколько лет приходилось довольно часто рассказывать о своём опыте содержания пчёл, о разнице естественного и промышленного подхода, об истории развития мирового пчеловождения и о том, к чему она привела.

И обнаружилось, что пчёлами интересуется огромное количество людейМногие мечтают о том, чтобы поставить на своём загородном участке несколько домиков с пчёлами, да так, чтобы тревожить их как можно меньше, чтобы красивыми были и вид не портили, да чтоб домочадцев и соседей беспокоили не сильно. То есть именно о том, о чём мечтал в своё время и я. Им в помощь и написана эта небольшая книжка!

А также тем, кто, искренне любя этих разумнейших насекомых и держа пчёл в «традиционных» ульях Дадана или Лангстрота, давно чувствуют, что что-то не так!

А я, видя, как у многих моих друзей появляются на участках красивые ульи-колоды на высокую рамку, испытываю огромную радость, ведь соседство с пчёлами делает людей добрее, разумнее и счастливее!

Как всё началось

Пять лет назад, решив всерьёз заняться пчёлами, я ещё пребывал в полной уверенности в том, что пчеловодческая наука представляет собой давно сложившуюся отрасль знаний и дело лишь за тем, чтобы, приняв на вооружение её выводы и рекомендации, грамотно приложить теорию к практике.

Эта уверенность поддерживалась и тем десятком книжек, которые удалось купить или найти у друзей, и которые с усердием неофита в очень короткие сроки я добросовестно проштудировал.

Все они содержали очень похожие описания пчелиной семьи и этапов её жизни, продукции пчеловодства и медоносной базы, врагов пчёл и их болезней. А также совершенно одинаковые чертежи ульев системы Дадана, Лангстрота и некоторых других, с общими рекомендациями по их использованию.

И если с первой частью я достаточно быстро разобрался, получив хорошие базовые представления о жизни пчёлиной семьи, то со второй — практической — всё оказалось значительно сложнее. Почему?

В первую очередь очень хотелось понять ход мысли создателей тех или иных конструкций ульев, уяснить логическую суть используемых в работе с пчёлами методов, увидеть сравнительную характеристику, плюсы и минусы различных систем пчеловождения.

Но в книгах содержались лишь готовые схемы, без разъяснений и комментариев. Надо, мол, делать так-то и так-то, это правильно и научно обосновано. А на массу вопросов, возникавших по ходу чтения, ответов не было. Причём не было их не только в литературе, но и у моих маститых друзей-пчеловодов.

Махнув, однако, до поры до времени на это рукой, я взялся за дело.

А разнообразные истории неудачных начинаний в разведении пчёл, которых уже к тому времени пришлось немало услышать, списал исключительно на то, что люди не следовали рекомендациям специалистов.

И, уж конечно, сам всё сделал совершенно правильно: построил три добротных дадановских улья и заселил семьями карпаток, купленными у знакомого пчеловода-промышленника.

И, работая с ними, очень скоро начал понимать, что что-то не так…

А точнее, всё не так!

Всем своим нутром я ощущал, насколько пчёлам не нравится вторжение в их жильё, когда пчеловод снимает с улья крышу и одну за другой вытаскивает на свет Божий рамочки с нежным пчелиным расплодом и работающими на них пчёлами. Когда орудует дымарём, стряхивает пчёл с рамочек, ставит и убирает магазины.

Мне были крайне неприятны искусственные методы размножения, борьба с роением и многие другие процедуры, которые пчеловод вынужден делать изо дня в день. Кроме этого, по ходу дела продолжали накапливаться вопросы, на которые ни книги, ни друзья-пчеловоды просто не могли дать вразумительные ответы.

Калуга-Ульи

Улей Лазутина

изготовление улья-лежака Лазутина на высокую рамку

Со времени написания книги «Пчёлы в радость» прошло два года, и за это время конструкция описанного к книге улья обрела дальнейшее развитие. Основные изменения связаны с вопросом зимовки пчёл, которому поначалу, признаться честно, не было уделено достаточного внимания. Теперь у улья появилось большое подрамочное пространство, на лето отделяемое от основного объёма сеткой, и съёмная задняя панель, необходимая для доступа в это пространство. Для дополнительной вентиляции улья в съёмной задней панели предусмотрены четыре отверстия диаметром 25 мм, закрытые изнутри мелкой сеткой. Дно стало тоньше (доска 20-25 мм), а сам улей разборным и более простым в изготовлении.
Трудно сказать, можно ли считать данную конструкцию окончательной, ведь мысль не стоит на месте и ищет более простых и эффективных решений. Однако основная идея однокорпусного улья-лежака на высокую рамку, чем дальше, тем больше убеждает в своей простоте, разумности и естественности.
По-прежнему остаётся ещё не совсем ясным вопрос расположения летка, а также его размера и формы. В литературе по данному вопросу существует целая гамма разнообразных мнений и теорий, которые нуждаются в дальнейшей проверке. Я пока остановился на щелевом летке 12 мм высотой в 34-х сантиметрах от верха рамок, но, возможно, что нижнее расположение (47 см от верха) покажет себя лучше.
Кроме этого, предстоит ещё работа по исследованию максимально благоприятного режима зимовки. В дупле дерева пчёлы почти всегда имеет пустое пространство под сотами и трухлявое гигроскопичное дно, впитывающее излишки зимней влаги. Следуя указаниям Природы и примеру старых пасечников, мы увеличили подрамочное пространство и предусмотрели возможность помещения под соты на зиму впитывающих влагу материалов. Остаётся лишь выбрать из этих материалов наилучшие и установить степень необходимой придонной вентиляции (насколько должен быть открыт леток и отверстия в задней съёмной панели).
Поскольку пасечное дело во все времена считалось занятием творческим, у каждого владельца подобных ульев со временем появятся свои наблюдения и излюбленные приёмы, которыми мы будем с радостью делиться друг с другом. Успешного пасечного дела!



Технология изготовления улья
Из соображений простоты изготовления и удобства перевозки улей делается разборным. Он состоит из передней стенки, задней стенки, двух одинаковых боковых стенок, задней отъёмной панели, днища, подкрышника, двух скатов и декоративных элементов (двух фронтонов, четырёх угловых дощечек, четырёх дощечек, закрывающих промежутки между стропилами, и четырёх ветровых досок). Кроме этого, для улья необходимы: кровельный материал, разделительная перегородка и сетка на каркасе для отделения подрамочного пространства на летний период (чтобы пчёлы не застраивали его языками).

Элементы улья:
1. Передняя стенка: 940х630 мм. На верхней внутренней стороне выбран фальц для плечиков рамок 11х11 мм, на нижней внутренней стороне выбран фальц для днища 20х25 мм. На высоте 340-470 мм от верха панели сделан леток шириной 12 мм (в последнее время делаю 340 мм от верха, но как будет лучше пока не ясно).
2. Задняя стенка: 940х500 мм. На верхней внутренней стороне выбран фальц для плечиков рамок 11х11 мм, на нижней внешней стороне выбран фальц 15х37 мм для стыковки с горизонтальной втулкой.
3. Задняя отъёмная панель: 940х145 мм. На верхней внутренней стороне выбран фальц 15х37 мм для стыковки с задней панелью, на нижней внутренней стороне выбран фальц 20х25 мм для стыковки с днищем. На расстоянии 40 и 260 мм от краёв на середине высоты просверлены 4 сквозных отверстия диаметром 25 мм. Отверстия сверлятся с небольшим уклоном наружу для того, чтобы в них не затекала дождевая вода.
4,5. Боковые панели: 562х630 мм. На нижней внутренней стороне выбран фальц 20х25 мм, не доходящий до торцов на 36 мм. Все панели имеют толщину 6+50+19=75 мм. Если толщина каркаса будет чуть меньше 50 мм, то все размеры соответствующим образом корректируются.
6. Днище улья 490х980 мм. Набирается из шпунтованных досок толщиной 20-25 мм.
7. Подкрышник: 600х1090 мм. Каркас изготавливается из брусков сечением 45х70 (может слегка меняться в зависимости от исходного материала). Собирать можно встык на саморезы, но для прочности лучше сделать небольшой шип на поперечных брусках и паз на продольных, как это показано на чертеже. С нижней стороны по наружному периметру каркаса подкрышника прибиваем брусочки сечением 16х16 мм, образующие фальц 29х16 мм. В этот фальц вставляем лист оргалита (ДВП) и прибиваем его гвоздиками. С верхней стороны подкрышник заполняем листовым утеплителем, который может выступать немного вверх (мы используем пенопласт общей толщиной 8-10 см). Сверху утеплитель желательно прикрыть любым пароизолирующим материалом, но можно этого и не делать.
8. Скаты крыши представляют собой стропила (по три на скат) с прибитыми к ним дощечками обрешётки. Длина стропил 60 мм, сечение произвольное (мы делаем 40х45 мм). Толщина обрешётки 20-25 мм, длина произвольная (мы делаем 137 см).
9. Декоративные элементы обязательны, но выполняются произвольно;
10. Передвижная разделительная перегородка может изготавливаться по-разному. Самый простой, но недолговечный вариант – пенопласт толщиной 50 мм, тщательно обёрнутый полиэтиленовой плёнкой. Более сложный – каркасная или цельнодеревянная панель, с боковых граней для более плотного прилегания к стенкам улья обшитая уплотнительным материалом (пенополиэтиленом, к примеру). Перегородка должна хорошо прилегать к стенкам улья и отстоять от сетки, отделяющей подрамочное пространство, на 10-20 мм (проход для пчёл);
11. Сетка на каркасе должна свободно вставляться в улей через съёмную панель и закрепляться в горизонтальном положении любыми фиксирующими элементами. Размер 445х935 мм, толщина каркаса 20 мм; 12. Кровельный материал можно использовать любой, самый дешёвый – рубероид – желательно делать сразу в два слоя (может прослужить до 10 лет).

Этапы изготовления боковых стенок:
1. Каркас стенок собирается из брусков сечением 50 мм (по толщине утеплителя) на 40-50 мм (этот размер может быть произвольным). Все необходимые фальцы на соответствующих брусках выбираем заранее. Сборка каркаса производится встык на саморезы длиной 100-110 мм;
2. С внутренней стороны каркас обшиваем фанерой толщиной 6 мм (этот размер показал себя самым удобным);
3. Заполняем каркас утеплителем (из синтетических лучше всего подходит пенополистерол (или по-простому пенопласт);
4. Утеплитель закрываем слоем пергамина, либо любого другого пароизолирующего материала, обязательно дышащего;
5. После этого каркас обшиваем вагонкой, толщиной не менее 16 мм (мы используем 19 мм). Современная «евровагонка» толщиной 12 мм для наружной обшивки улья не годится.

Сборка улья
1. Собираем корпус улья на саморезы длиной 120 мм, для чего в боковых стенках просверливаем отверстия (по 4-6 на угол). Стенки лучше стыковать через полоски уплотнителя, такого, как джут или пенополиэтилен (2-3 мм толщиной);
2. Прибиваем днище гвоздями 60-70 мм; 3. Вставляем заднюю съёмную панель и закрепляем её любыми фиксирующими элементами;
3. При помощи саморезов прикрепляем скаты крыши к подкрышнику;
4. Монтируем на крышу кровельный материал;
5. Ставим улей на место, устанавливаем на него крышу с подкрышником и прикрепляем её к корпусу улья двумя петлями.
Дополнительная информация
Можно ли изготовить улей каким-либо другим способом? Конечно. Лично я делаю свои ульи именно так, как описано выше. Но если вы решили применить другую технологию – пожалуйста. Необходимо только сохранить внутренние размеры и общую схему улья, а также позаботиться о том, чтобы стенки были тёплыми и особенно хорошо утеплена крышка, что очень важно для зимовки. Если вы решили выполнить стенки улья из массива дерева, то постарайтесь сделать их как можно толще. Самое меньшее – 50 мм (для зимовки на воле), но лучше 70 или 80. Проблема деревянных стенок в том, что они под воздействием перепада температуры и влажности неизбежно растрескиваются, что неблагоприятно сказывается как на тепловых свойствах улья, так и на его долговечности. Поэтому снаружи стенки из массива хорошо было бы защитить какой-либо обшивкой, а под эту обшивку ещё и поместить слой утеплителя.
Но если между внутренней и наружной стенкой мы помещаем слой утеплителя, то большая толщина внутренних стенок становится ненужной, а конструкция возвращается к каркасной. Именно так изготавливались самые качественные и долговечные ульи, как в девятнадцатом веке, так и в нашем двадцать первом. И технология почти не изменилась: из доски толщиной 20-25 мм делают ящик с необходимыми внутренними размерами, затем обшивают его каркасом из брусочков, по которым идёт внешняя обшивка из шпунтованной доски толщиной 20-25 мм. Каркас заполняется любым утеплителем – мхом, паклей, стружками. Толщина утеплителя, как правило, делается в 50 мм.
Этот способ изготовления ульев можно признать наилучшим, за исключением одного минуса – трудоёмкости и, соответственно, дороговизны. Многие мастера изготавливают такие ульи для себя, но в магазинах вы их вряд ли найдёте. Современные производители ульев стремятся максимально упростить и удешевить свои изделия, поскольку по опыту знают, что улей, пусть даже совсем халтурный, но при этом чуть дешевле, уйдёт гораздо быстрее качественного и дорогого. Традиция такова, что вкладывать какие-то серьёзные деньги в пчеловодство сегодня просто не принято.
Какие ещё существуют варианты? В «старое время» ульи выдалбливали из цельных колод, но сейчас это звучит не слишком реалистично, ровно как и изготовление ульев из прессованной соломы с внутренней обмазкой глиной в смеси с золой и навозом. Впрочем, последний вариант совсем отправлять в архив я бы тоже не стал, поскольку солома является прекрасным строительным материалом – тёплым, долговечным и экологически чистым. Очень может быть, что «соломенная» технология изготовления ульев когда-нибудь возродится на новом технологическом уровне. Ещё существует и современная западная технология изготовления ульев целиком из пенополистерола высокой плотности, однако покупать или делать такие ульи я бы не торопился. Пчеловоды, имевшие дело с подобными ульями, говорят, что они довольно хрупкие и легко ломаются, что их легко пробивают своими клювами птицы (особенно дятлы), а летом прогрызают осы. Думаю, что и для мышей пенополистирол не преграда. Впрочем, это всего лишь частная точка зрения, существуют и другие. Почему в изготовлении своих ульев я не отказываюсь от применения современных материалов – фанеры и пенопласта (как утеплителя)? Потому, что сегодня они дают возможность максимально (насколько это возможно) упростить и удешевить конструкцию, сохраняя при этом высокое качество и очень хорошие тепловые свойства улья. Ведь сегодня наша цель – возрождение пасечного дела, возвращение к естественным методам работы с пчёлами и восстановление популяции местной, среднерусской пчелы.
Но будущее, как мне представляется, за очень добротными, тёплыми стационарными ульями из природных материалов, сделанными всерьёз и надолго, невзирая на их трудоёмкость и, соответственно, дороговизну. Но для того, чтобы попасть в это будущее, где среди могучих дубов и лип будут стоять стационарные пасеки, а люди, освободившись от бесконечной суеты, среди дружного гудения пчёл будут спокойно размышлять о своём предназначении, нам много ещё предстоит переосмыслить и сделать. Но это уже совсем другая тема.
Фёдор Лазутин Калужская область, Малоярославецкий район, экопоселение (деревня) Ковчег, декабрь 2009 года.

Вечер добрый!
Господа пчеловоды! Не даёт мне моя дурная голова покоя, всё ищет всего нового. Наткнулся я на улей лежак Лазутина на 25 высоких рамок размером 435*445, полторы рамки додана.
Понравился. Попробую сделать несколько штук к весне. Медосборы у нас жидкие, и…, не каждый год.
«Действия пасечника весной и летом. Весенняя ревизия
Проводится при установлении тёплой погоды и устойчивого весеннего взятка. У нас в Калужской области это начало-середина мая. К этому времени у вас должны быть припасены рамочки с вощиной, по три-четыре штуки на пчелиную семью.
Я делаю так. Откинув крышку и убрав перегородочку, перемещаю одну за другой все рамки в свободную часть улья, к противоположной стенке. Попутно слегка приподнимаю их вверх и осматриваю. Поскольку верхние планочки у рамок смыкаются, пчёлы наверх не вылезают и ведут себя спокойно.
При осмотре вы увидите, что часть рамок содержит расплод, открытый и запечатанный (для того, чтобы научиться его различать, достаточно увидеть хотя бы один раз в жизни). Это — гнездовая часть улья, которая после осмотра должна вернуться в том же порядке на место. Остальные рамки будут либо совсем пустыми, либо с некоторым количеством перги и мёда.
Если вы пустили пчёл в зиму с очень большим запасом, то излишки мёда лучше изъять для откачки, оставив в улье в общей сложности килограммов десять, не больше.
После этого приступаем к формированию места для будущей зимовки, которое пчёлы будут обустраивать в течение всего лета. Для этого сначала ставим одну или две хорошие мёдо-перговые рамочки, которые откладываем при ревизии, потом три-четыре рамочки с вощиной, а после, в том же порядке, что и были, возвращаем все оставшиеся рамочки и поджимаем перегородкой.
Почему именно такой порядок? На крайней (ближней к стенке) рамке матка, как правило, предпочитает не сеять, поэтому мы и ставим туда рамочки с запасами, бегая к которым пчёлы быстрее примут и отстроят новые рамочки с вощиной. А поскольку эти новые рамочки оказываются очень близко к летку, матка охотно пойдёт на них работать.
Очень важно, что, возвращая на место в том же порядке рамочки с расплодом, мы сохраняем целостность расплодной части гнезда, оставляя пчёлам возможность поддерживать необходимый для выращивания детки микроклимат.
В литературе встречаются рекомендации ставить часть рамочек с вощиной вразрез гнездовых для более быстрой отстройки их пчёлами, но мне это представляется противоестественным, тем более что пчёлы прекрасно застраивают их и при установке сбоку.
Весенняя ревизия закончена, недели две (до наступления окончательного тепла) к пчёлам можно не подходить.
Вся процедура занимает очень мало времени, пчёлы в это время года ещё не очень активные и спокойно переносят такое щадящее вмешательство.
Чтобы максимально сократить время осмотра, мы проводим его вместе с женой. На наши 20 ульев уходит всего несколько часов.
Что делать, если пчёлы по какой-то причине остались без матки (это легко устанавливается по отсутствию расплода)? Самый простой и лёгкий вариант — объединить эту семью с благополучной. Для этого просто берём и переставляем рамочки в любой улей, в котором уже проведена ревизия.
Только сразу объединять пчёл, во избежание конфликта, нельзя, а нужно дать им возможность хотя бы в течение суток просто побыть рядом. Для этого семьи отделяют друг от друга газетой, которую пчёлки постепенно прогрызают, или на время разделяют сеточкой.
Можно попробовать спасти семью, подставив в неё рамочку с однодневным расплодом из другой семьи или дотянув до момента, когда можно будет найти молодую матку или маточник. Но, извлекая расплод из другой семьи, мы уже нарушаем её жизненный ритм, что противоречит нашим принципам, а найти молодую матку раньше конца мая у нас практически не реально.
К тому же у семьи, вышедшей из зимы без матки, жизненный цикл уже сильно нарушен в силу отсутствия молодой пчелы, которой в семье поручены многие работы. Поэтому, с моей точки зрения, связываться с её сохранением не стоит, а лучше позаботиться о получении новой.
Так же считал и Жорж Лайанс. Цитируем по: Э. Бертран «Уход за пасекою и календарь пчеловода», пер. с французского, издание А.Ф. Девриена, Петроград, 1914 г.
«Метод Лайанса очень прост. Не раньше 9-го дня, после первого весеннего облета (Іб), т.е. когда в благополучном улье уже наверняка можно найти крытую черву, и по ней судить о достоинстве матки, производят первую ревизию и оказывают ту или другую помощь неблагополучным семьям, причем предпочитается присоединение их к другим.
Благополучный же пень устраивается так: один из летков остается закрытым до начала лета, а возле другого помещается семья. Рамки ее, начиная с боковой стенки, возле которой находится леток, размещаются в следующем порядке (Па): 2 рамки с сушью и начатками до конца улья. Желательно, чтобы мед помещался наверху рамок с сушью и тем в большем количестве, чем дальше помещена рамка от гнезда и летка
После расстановки рамок в указанном порядке, улей закрывается, и очень часто случается, что пасечник возвратится на пчельник только осенью, чтобы получить свой доход медом и приготовить ульи к зимовке. Бегая за медом вглубь улья, пчелы в течение лета охотно застраивают данные им пустые рамки и, поддерживая чистоту в улье, защищают вощины от мотылицы.
Черва, как известно, сосредоточивается у летка, где больше воздуха, и там же держится матка, поэтому постройка трутневых сотов в глубине улья не страшна. Соты эти не будут заполняться яичками, а исключительно медом. Эта удаленная от летка часть улья, свободная от червы, удобна для центрифуженья, но сам Лайанс предпочитает отбирать весь лишний мед сразу осенью…
Такой способ ведения пчел, по мнению Лайанса, наиболее соответствует природе их, весьма доходен и требует наименьшей затраты труда».
В своё время эта цитата вкупе с описанием улья Лайанса стала для меня настоящим откровением! Ведь к этому моменту мои пчёлки уже жили в лежаках на высокую рамку, и система их содержания была практически идентичной той, которую, оказывается, Ж. Лайанс почти полтора столетия назад.
Воистину, нет ничего нового под луной! Причём книга, в которой эта система в своё время была описана (и которую Бертран цитировал в 1882 году) имела весьма забавное для нас название: «Уход за пчелами по новейшим способам». Вот так.
Но вернёмся, заручившись поддержкой знаменитого в своё время пчеловода-естественника, к нашей теме. Итак, ещё раз об основном смысле весенней ревизии.
Одна из основных задач пасечника — обеспечить постоянное обновление сотов в гнездовой части улья. Эту задачу мы и решаем ежегодной подстановкой в гнездовую часть свежих рамочек с вощиной.
Проводя каждую весну эту процедуру, мы постепенно вытесняем из гнездовой части (а после и вообще из улья) старые соты, заменяя их свежими. Мягкость нашего весеннего вмешательства обусловлена тем, что после вощины ставятся все гнездовые (расплодные) рамки в том же порядке, что и были. То есть мы никоим образом не нарушаем целостность гнезда, обустроенного пчёлами для ухода за своим расплодом, а просто целиком сдвигаем его в сторону пустой части улья.
А теперь вопрос: возможно ли, наполнив сразу после весенней ревизии весь улей рамочками с сушью и вощиной, оставить его без внимания до самой осени?
Для сильной семьи вполне. Я сам так делал, и проблем вроде не было.
А как быть со слабыми семьями? Для них будет гораздо лучше, если мы оставим, хотя бы до наступления устойчивого тепла, тёплую перегородку, отделяющую гнездо от остальной части улья.
И раз уж мы этого вопроса коснулись, пару слов о перегородке.
Её проще всего изготовить из пенопласта 40-50 мм толщиной, вырезав прямоугольник миллиметров на 5 шире, чем внутренний размер улья, и тщательно обернув полиэтиленом. Изготовленная таким образом перегородка будет плотно входить в улей, и её не разгрызут пчёлки.
Можно сделать перегородку и любым другим способом, обеспечивающим хорошее прилегание к стенкам и возможность лёгкого перемещения.
Особенность перегородочки в том, что она на 10 — 20 миллиметров не доходит до дна улья. Это очень важно! Для чего?
Во-первых, пчёлы «знают», что в их распоряжении жилище большого размера и есть куда развиваться. И выстраивают своё развитие, исходя из этого знания. Поэтому передвижение перегородки при подстановке новых рамочек не изменит ощущаемого ими объёма, и не будет для них неожиданностью. В старые времена, кстати сказать, были в ходу колоды, состоящие из нескольких камер, соединённых узкими переходами. И эти колоды работали лучше, чем однообъёмные.
Во-вторых. В жаркое время в пустой части улья можно увидеть большое количество сидящих по стенкам пчёл. Скорее всего, это место очень удобно для отдыха лётной, не задействованной в работе внутри улья, пчелы.
В-третьих, если вы по какой-то причине упустили момент расширения, и пчёлам стало тесно, они могут свободно перейти за перегородку в пустое пространство и продолжить свою работу. Но если там отсутствуют рамочки, пчёлы начнут оттягивать соты от потолка, как они это делают в дупле (такая ситуация у меня была). Поэтому, если вы планируете уехать с пасеки надолго, необходимо в пустой отсек улья, вплотную к перегородке, поставить пустые рамочки. Если у вас есть и сушь, и вощина, лучше их поставить вперемешку, если только вощина — ставьте вощину.
Тем, кто находится рядом с пасекой постоянно, можно делать так же, как и я. Раз в неделю — полторы я обхожу всю пасеку и заглядываю в ульи, откидывая у каждого крышу и чуть отводя в сторону перегородку.
Если пчёлы начали осваивать предпоследнюю рамку и уже ползают по последней, отодвигаю перегородку в сторону и подставляю две-три рамочки с сушью (если есть) и вощиной. Если на предпоследней рамочке пчёл ещё нет, оставляю всё как есть.
На осмотр моей пасеки уходит полчаса, не больше. На улей с сильной семьёй, полностью заполненный рамочками, ставлю пометку и до осени его не трогаю.
Описанная процедура подстановки рамочек занимает буквально несколько секунд и пчёл совершенно не беспокоит. Нужно только не доводить до того момента, когда семья уже активно работает на последней рамке. В этом случае передвижение перегородки пчёлки уже расценивают как попытку влезть к ним в гнездо, и реагируют соответственно.
Но если этого не допускать, проблем никаких. Наши пчёлы, к примеру, относятся к очень сердитым (это точно!), но их присутствие на участке совершенно не беспокоит ни нас, ни наших гостей. Есть только пара ульев, к которым я советую метра на три не подходить (пчёлки с характером!), а к остальным — пожалуйста.
С середины июля (в наших краях) вощину пчёлки уже практически не тянут, да и взятка не густо, если специально не сеять медоносные культуры позднего времени цветения. Так что и подходить к ульям до сентября нужды нет, кроме как просто для удовольствия.»
Материал предоставил: Lazutin (Лазутин Федор), 2008-09-30 03:37:52, просмотрено: 11405 раз(а).
Заманчиво!