Восстановление заброшенного дома

Как оживить заброшенный дом

Семья москвичей придумала программу спасения исторических зданий


Отремонтировать старый дом, поселиться в нем и заняться социально ориентированным бизнесом — опробовав это на себе, семья москвичей загорелась идеей городской программы.

— Знаете, почему Лиссабон воспринимается по-человечески, а Москва нет? Хотя везде пробки, мало зелени, а на тротуаре не повернуться, — говорит москвич Олег Степанов. — Просто Москве кардинально не хватает людей, которые, как в любом европейском городе, живут в своих домах и занимаются низкорентабельным бизнесом: что-то стирают, химчистят, прибивают каблуки, кормят людей или делают музей. Эти люди как легкие города.

Для Олега это не просто слова. В конце 2013 года семья Степановых арендовала небольшую двухэтажную развалину в Хлебном переулке, вложила в ремонт около трех миллионов рублей. А через пару месяцев Степановы с четырьмя детьми переехали в дореволюционный дом и открыли у себя на первом этаже детский образовательный центр «Живой дом».
Антикварный буфет и круглый стол с самоваром, изящный клавесин и уголок дизайнерских платьев — сейчас в этом доме просто приятно находиться. А дети 5–11 лет могут еще поиграть в математику с учителем из школы имени Колмогорова, сделать горшок на гончарном круге, изучить историю хлеба с помощью теста с печкой и средневековый быт вместе с куклами, которых нужно одеть и накормить по правилам XIII века.

Теперь Степановы хотят распространить свой опыт на другие заброшенные дома — с помощью специальной городской программы. «Старые разрушенные здания можно отдать по льготной ставке семьям, которые там сделают ремонт, будут жить, а 30 процентов помещения отдадут для решения социальных задач, — гласит петиция, под которой подписались около 2 000 человек. — Государство не тратит на это свои деньги, не теряет недвижимость (здания не находятся в собственности у людей). При этом заброшенные дома восстанавливаются, в районах появляются реальные центры сообществ, что положительно влияет на жизнь города в целом».

Рубль за метр

Вообще-то город, пусть и в скромных масштабах, занимается оживлением старых домов. Так, с 2012 года в Москве работает программа льготной аренды объектов культурного наследия на 49 лет «Рубль за квадратный метр». По ее условиям, арендатор может рассчитывать на льготную ставку после реставрации здания за свой счет.
За три года, по данным департамента культурного наследия, отреставрированы четыре памятника. Еще в восьми идут работы. И один объект — на Электрозаводской улице — выставлен на торги (заявки принимаются до 1 октября).
Эти цифры — капля в море по сравнению с числом нуждающихся в реставрации памятников. Как сообщили МОСЛЕНТЕ в департаменте культурного наследия, всего в Москве в «неудовлетворительном состоянии» находится почти 15 000 объектов под государственной охраной. Правда, далеко не все они могут войти в программу «Рубль за квадратный метр».
— Это хорошая программа для бизнеса, но реставрация не по силам горожанину со средним достатком, — считает Степанов. — Наше предложение касается скорее исторических домов без охранного статуса, которые люди могут просто отремонтировать за свой счет. То есть для тех, у кого есть четыре, а не 40 миллионов рублей.
Заброшенными домами без охранного статуса город тоже занимается. Так, компания «Мосстройвозрождение» (50 процентов акций принадлежит правительству Москвы, 50 процентов — Сбербанку) реконструирует 13 ветхих особняков, принадлежащих городу, для последующей продажи. Как сообщили МОСЛЕНТЕ в компании, в нескольких зданиях идут работы, а в одном из них — на Арбате, 44, строение 2 — они завершатся до конца 2015 года.

Если высокорентабельный бизнес не работает, отдайте эти здания людям. Во всем мире районы, неинтересные инвесторам, поднимаются за счет креативных людей

Более того, по словам сотрудницы «Мосстройвозрождения», аналогичные работы должны идти почти в сотне разрушенных зданий, принадлежащих городу: их реконструируют другие компании. Однако официальных данных по этим проектам МОСЛЕНТЕ не смогли предоставить ни в департаменте городского имущества, ни в департаменте градостроительной политики.
Пресс-служба департамента городского имущества не смогла даже сообщить, сколько всего в Москве старых зданий, которые принадлежат городу и не используются. И даже — сколько всего зданий принадлежит городу и не используется.

По словам Константина Михайлова, координатора движения «Архнадзор» и члена Совета при президенте РФ по культуре и искусству, в одном только центре столицы три года назад было порядка 200 заброшенных старинных зданий, и эта цифра вряд ли изменилась с тех пор.
— Я не против инвестиционных проектов, — говорит Степанов. — Но если высокорентабельный бизнес не работает, отдайте эти здания людям. Во всем мире районы, неинтересные инвесторам, поднимаются за счет креативных людей — именно они занимаются джентрификацией районов.

Чужой опыт

— В Европе опыт поддержания исторических зданий за счет частных вложений разнообразен, — говорит Константин Михайлов. — Ведь действующая собственность в любом случае ценнее руинированной, с которой ничего не имеет ни город, ни жители, ни бизнес.
Для владельцев исторических зданий во Франции и Германии предусмотрены налоговые льготы, перечисляет Михайлов. А в Италии дома и виллы отдаются за полцены, если будущий владелец берется за их восстановление и содержание.
За рубежом нередки случаи, когда исторические здания передаются по льготной аренде или в дар под социально значимые проекты, говорит Николай Переслегин, бывший сотрудник департамента культурного наследия и сооснователь архбюро Kleinwelt Architekten.
— Недавно в Мюнхене реконструированное историческое здание было отдано фонду, организовавшему там центр реабилитации детей с ограниченными возможностями, — приводит он пример. — Индивидуальных случаев в международной практике много. Но какой-то определенной концепции или программы обычно нет.

А в России и примеров практически нет. Редкий случай — история в Ярославле, где молодым людям удалось создать культурный центр в заброшенном корпусе мануфактуры «Красный Перекоп».
— Авторы проекта Textil силами волонтеров обустроили транспортный цех, — рассказывает старший аналитик КБ «Стрелка» Елизавета Левицкая, — и стали проводить там каждый месяц «городской выходной» с творческими мастерскими, представлениями и выставками. Из спонтанного активизма инициатива перешла в долгосрочный проект, который поддержали руководство фабрики и правительство Ярославской области.
Город экономит деньги на поддержании исторических домов. А люди получают на месте развалины центр активности для жителей района
По мнению Левицкой, участие горожан в восстановлении заброшенных зданий идет на пользу и жителям, и власти. Город экономит деньги на поддержании исторических домов. А люди получают на месте развалины центр активности для жителей района — в них явно есть потребность, особенно в центре Москвы.
— Такая практика позволит снизить риск сноса и нового строительства на их месте и поспособствует сохранению исторической ткани города, — подчеркивает Левицкая.

Но пока в Москве нет механизмов для участия людей в восстановлении исторических зданий.
— На мой взгляд, без государственной программы здесь не обойтись, — говорит Левицкая. — И в рамках программы в первую очередь должна быть проведена инвентаризация заброшенных объектов и создана их база с указанием того, в чьей собственности они находятся.
Именно базой — домов и людей, которые хотят в них жить, — сейчас занимаются Олег и Вера Степановы. Они начали составлять карту, бросили в соцсетях клич и провели для заинтересовавшихся пару прогулок по любимым «заброшкам».

Прогулки с росписью

— Все началось с этого дома, — Олег Степанов не спеша раскуривает сигару перед двухэтажным желтым зданием в центре.
Мы — десять взрослых и трое детей — останавливаемся в пустынном Хлебном переулке и будто попадаем на фотографию старой Москвы. Вдоль дома 1920-х годов замерли высокие клены. Над дверью в подъезд — деревянная крыша на подпорках.
— Когда мы впервые зашли сюда лет 15 назад, — рассказывает Степанов, — сторож сказал, что скоро на месте дома вырастет небоскреб.
Когда они снова пришли спустя 12 лет, решив арендовать дом вместе с еще одной семьей, снова увидели те же трещины в окнах и снова услышали про небоскреб.
— Типичный пример, когда владелец мечтает не сохранить, а разрушить дом, — говорит Олег, — чтоб на его месте возвести здание побольше, и продать его подороже.
Мы идем дальше по переулку и заглядываем в пыльные окна одноэтажного дома 31. Раньше здесь были мастерские художников. Но вот уже несколько лет дом пустует: владельцы ждут покупателя, готового раскошелиться на два миллиона долларов.
Мы переезжаем в район Хитровки и снова видим пустующие объекты.
— Здесь раньше был магазин, я заходила, — замечает одна из участниц прогулки на улице Забелина возле дома 3, строение 8.
На облупившейся стене большого трехэтажного дома в Хитровском переулке (3/1, строение 2) блестит золотом памятная табличка: объект культурного наследия федерального значения, здесь родился композитор Александр Скрябин. И больше никакого намека на жизнь.

— Вот мы ходим, смотрим на здания, а что вы могли бы и хотели бы в них сделать?
— Мы думаем о гончарной мастерской, — скромно говорит женщина в голубой шали в сопровождении мужа и сына лет восьми.
— А вам подошел бы дом на улице Забелина?
— Он небольшой, — качает головой. — А нам нужно где-то поставить печь для обжига.
Собравшиеся перечисляют, кто чем хотел бы заняться: образовательный центр для детей, ремесленная мастерская для взрослых с особенностями развития, музейчик районного значения, клуб.
На стенах с нашей помощью появляются патефон, танцующая пара, кошка, примостившаяся у телевизора, мышь и болтающие люди
— Что же может быть в этом доме? — задумчиво спрашивает дизайнер Вера Степанова, стоя возле одноэтажки во дворе большого сталинского дома.
— Здесь, конечно, хорошее место для местного сообщества, — говорит кто-то.
— Так и представляешь, как сюда приходят семьи…
— Попробуем нарисовать, что может получиться, — Вера достает мелки.
И на стенах появляются патефон, танцующая пара, кошка, примостившаяся у телевизора, мышь и болтающие люди.
— Наша частная инициатива для города — не более чем просто прикольная частная инициатива, — резюмирует Степанов. — А для того, чтобы начались изменения в городе, необходимо, чтобы наша инициатива стала общественной и ее поддержали какие-нибудь институции.
=============
[[http://moslenta.ru/article/2015/09/19/zhivojdom

Предложения со словосочетанием «запущенный дом»

Введите слово и нажмите «Найти синонимы». Поделиться, сохранить:

Мы нашли 80 предложений со словосочетанием «запущенный дом». Также посмотрите синонимы «запущенный дом».

  • Моя маленькая семья, папа, мама, бабушка и я, заходим в этот нищий запущенный домик.
  • Жуков принял крайне запущенный 39-й Бузулукский кавалерийский полк, теперь в таком же состоянии находилась 4-я кавалерийская дивизия.
  • Так как якутские женщины никогда не стирали одежду, ссыльные жили в невообразимой грязи и имели запущенный вид.
  • При этом дом № 15 восстанавливался по новой красной линии (дом восстановлен к 1952 г.), дом № 17 разобрали и построили на новом месте.
  • Он подвел черту, остановив репрессивный каток, запущенный партийно-советской бюрократией с подачи Эйхе.
  • Дом № 52 был за Садовой улицей, а прямо против Гостиного двора находился дом № 42.
  • Солнце уже садилось, когда мы с Анной Николаевной возвращались по крутому склону яра через запущенный старый вишнёвый сад домой.
  • Возвращаясь к стенке причала, мы шли мимо домов и через запущенный сад.
  • Орешкин дом загорелся, от него загорелся наш разрушенный, потом загорелся Жабин дом, Фомин.
  • Тут, впрочем, обезьяний дом семейство покинуло, потому что отец купил другой дом.
  • Дом, в котором протекло детство поэта, был старый неуклюжий дом, представлявший собою, собственно, соединение двух флигелей.
  • Старый дом устраивали дед и отец, это был отчий дом, а новый дом устраивал я сам.
  • А дополнением к этому, гармоничным и поэтичным, был Дом поэта, дом Волошина.
  • Ее развалюха-хата и запущенный сад граничат с дедовым подворьем.
  • Сталина в прошлом был огромной помещичьей усадьбой: чудесные постройки, огромный запущенный сад.
  • Он ходит день, ходит два, спрашивает: «Где мой дом?» Но кому какое дело, где его дом, откуда он, кто может знать, где его дом?
  • У нашего дома был громадный задний двор и большой запущенный сад.
  • Было такое ощущение, что в меня попал снежок, настолько твердый и запущенный с такой силой, что свалил меня с ног.
  • Ему, бездомнику, судьба, пусть не надолго, но подарила, даровала Дом, дом, полный друзей.
  • Так сгорел дотла знаменитый дом Эльпита, но в реальности дом на Большой Садовой цел и невредим.
  • А потом две бомбы попали в дом 9 и дом 13.
  • Врачи констатировали сильное переутомление и запущенный ишиас.
  • Там был поставлен окончательный диагноз: рак позвоночника, причем уже запущенный.
  • Что же, запущенный в советское время проект оказался куда более жизнеспособным, чем предполагали его создатели.
  • Сад большой, запущенный, две-три клумбы цветов перед верандою и обчелся.
  • Рядом с домом был запущенный теннисный корт, на нем никто не играл, и он быстро пришел в негодность, зарос травой.
  • Она, вероятно, прошла бы и вопреки его воле, если бы он рискнул остановить маховик преобразований, запущенный Хрущевым.
  • Маховик репрессий, запущенный Сталиным после убийства Кирова, набирал такие обороты, что они стали впрямую угрожать и самому Яковлеву.
  • Этот дом и дом раввина, что напротив, примыкали к жилищам украинских крестьян.
  • Таковы, например, фрески, украшающие дом Столетней годовщины (дом Юбилея) и дом Лукреция Фронтина.
  • Возле имения Дом творчества ВТО (опять театральный дом, как тогда в Комарове).
  • Этот дом, как и дом № 4, от Шульгина перешел к владельцу банкирской конторы и члену фондовой биржи П.Е.
  • И лишь в конце 1955 года удалось найти квартиру на Тверском бульваре, дом 27, этот дом только недавно снесли.
  • В 1952 году семья Чирковых переезжает с улицы Чкалова дом 14/16, где они прожили три года, в высотный дом возле Красных Ворот.
  • Так случилось, что библейский цикл, запущенный мною в эфир, опередил ЦТиР.
  • Неофициальный слух, запущенный ГПУ: острый аппендицит.
  • Баженов построил Малый дворец, Оперный дом, Кавалерский корпус, Хлебные ворота, Управительский дом, начал возведение Главного дворца.
  • Доходный дом № 7, так же как и дом № 5, один из самых старых на улице.
  • Ему принадлежали Приморский дом на Васильевском острове и загородный Фонтанный дом, полученные им после отца.
  • Дом № 52 был за Садовой улицей, а прямо против Гостиного Двора находился дом № 42.
  • Торговый центр переименовали в Модный дом «Невский проспект», а в 2000 году вернули его историческое название: «Дом Мертенса».
  • Стартап из Кремниевой долины, запущенный в 1995 г.
  • А рядом располагался бывший барский дом, одноэтажный, длинный, там теперь был детский дом.
  • Утром, освободившись из плена, он внес все свои деньги в задаток за дом, а недостающую сумму должен был достать в банке, заложив дом.
  • За бугром дом старика совершенно глухого, потом еще дом, и последний дом тети вроде Авгинья, если не ошибаюсь с именем.
  • Неслучайно Дом ученых называли «РОДЭвспомогательный дом».
  • Очень мало случаев, когда запущенный рак излечивался без официального лечения, но они есть.
  • Мне захотелось зайти в этот дом, красивый дом, красивая собака, не лает.
  • Барский дом в Петине был довольно старый и запущенный.
  • Как одевался и как жил Шолохов, сходите в дом, где Шолохов жил в 30-х годах, в дом-усадьбу.
  • Слева направо видны жилые постройки 1790-х гг.: дом Александра Сергеевича, флигель барона Александра Николаевича и дом Павла Александровича.
  • Осадчий был парень лет шестнадцати, угрюмый, упрямый, сильный и очень запущенный.
  • К примеру, только один Сталинградский тракторный завод, запущенный 17 июня 1930 года, должен был давать в год 50 тысяч тракторов.
  • Но нам, детям, бесконечно нравился ее небольшой домик и старый запущенный сад.
  • В феврале 1920 года были открыты 4-й дом ВЦИК на улице Воздвиженка, дом 4 и 5-й дом ВЦИК на улице Грановского, ныне Романов переулок, дом 2.
  • В кратчайшие сроки Нахимов приводит еще недавно запущенный и грязный корвет в образцовое состояние.
  • Светский дом, или самодовольный дом, или безбожный дом он преодолел бы и перевернул бы все его благополучие.
  • Погонкин спроектировал и построил для себя в стиле неоклассики пятиэтажный каменный доходный дом с двумя эркерами (дом № 8а).
  • После революции дом помещика превратили на сельский дом культуры.
  • На заднем дворе был запущенный старый колодец, забросанный сверху еловыми лапами.
  • Запущенный, замусоренный, и с годами все сильнее и сильнее, под русскими ли, под украинцами ли.
  • Если такой снаряд попадал в дом, он мог разрушить весь дом, как если бы фугасная бомба.
  • Работал механизм, ими запущенный, совсем не требовавший личных контактов.
  • Пришлось разделиться и разойтись, а отцу строить новый дом, или, точнее, дом просто, потому что прежнее помещение была изба, а не дом.
  • Он даже жил дом об дом с графом Дмитрием Петровичем Бутурлиным, и гости последнего были его гостями.
  • Дом нашего дедушки стоял в центре на перекрестке двух главных улиц, дом Зои был на противоположном углу этой улицы.
  • Таким чудо-самолетом стал двухмоторный бомбардировщик ЕР-2, запущенный в производство на Воронежском авиазаводе.
  • Несмотря на свой обветшалый вид, этот дом остался в моей памяти как самый красивый дом моего детства.
  • Мама или заходила к нему в дом, как укротитель в клетку зверя, или зазывала его в свой дом.
  • Вот десятилетнему мальчику сообщают, что в пятнадцать лет он покинет детский дом и будет помещен в дом престарелых.
  • Именно не дом, а ДОС, что означало: «дом офицерского состава».
  • По дороге в свой дом с невестой он зашел к нам в дом.
  • Как и все старые московские кладбища, Кузьминское, где он хоронил свою мать, представляет собой заросший и запущенный лесной массив.
  • Так, шестиэтажный, а не пятиэтажный у него дом на Садовой в «Мастере и Маргарите» и дом в «Записках на манжетах».
  • Но девочки видели наш прекрасный дом и не могли себе представить, как можно такой дом построить и другом месте, а не в этой же канаве.
  • Выкидыша не было, а был запущенный рак шейки матки.
  • Был в лагере на общих работах странный, запущенный до невозможности инженер Диканьский.
  • Настраивайтесь на то, что будет трудно, наркомат запущенный.
  • Потом, после угощения, воспитанница ведет меня показывать сад при доме, обширный, тенистый и, конечно, запущенный.
  • Он стоит запущенный, с заколоченными окнами.

Источник – ознакомительные фрагменты книг с ЛитРес.

Мы надеемся, что наш сервис помог вам придумать или составить предложение. Если нет, напишите комментарий. Мы поможем вам.

  • Поиск занял 0.027 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Музыка без авторских прав для ваших видео

Предприниматель придумал, как возродить деревню и вот, как он поступил…

Андрей Титов продавал элитную технику и занимался бизнес-консультированием, а потом с женой Анной переехал на хутор у Налибокской пущи. «Хутор — это мой проект по самообеспечению семьи и защите ее от кризисов. И он уже работает». Семья занимается органическим сельским хозяйством, держат птиц, пару камерунских коз, заложили абрикосы, растят в соломе картошку. В Минске бывают время от времени, по делам. Недавно родился сын. Титов — один из 570 белорусов, которые строят родовые поместья — «крепкие крестьянские частные подворья». Он считает, что людей, которые бы так хотели жить, гораздо больше, модель привлекательная. Мешают устаревшие нормы и правила, а также дорогой «вход» в деревню.


Из города в деревню

— Супруга купила старый дом на этом хуторе давно. Сначала бывали тут наездами. Не верили, что с землею можно жить. Да, приятно, экологично, но не экономично, — говорит Андрей Титов. — Жена проводила свое детство в деревне. А я-то за всю свою жизнь всего там пару раз бывал.

Пять лет назад Андрей с женой переехали из Минска на хутор около Налибокской пущи под Раковом. И стали вести экзотическое для наших широт пермакультурное хозяйство. Экологическое, без химических удобрений, традиционных грядок. Всё так организовано, что не требует ежедневного вмешательства человека.

С 2007 до 2017 года население белорусской деревни сократилось на 500 тысяч человек: с 2,6 миллиона до 2,1 миллиона.


Город просто обязан исчезнуть или измениться

«Мало зависим от города»

— Семь лет я прожил в Москве. Наверное, с этим опытом связано мое желание переехать за город, — говорит Андрей Титов. — Занимался бизнес-консультированием, потом открыл дело по продаже элитной аудиотехники. И понял, что окончательно попал в рабство: к кредиторам, оптовикам, поставщикам. Я спал меньше шести часов, носки купить некогда. Пять лет не был в отпуске. Собственник бизнеса — самый несвободный человек. Он не может сам себя уволить. То, что деньги дают свободу, — иллюзия. Пережив это, я занял очень востребованную нишу — оказывал услуги собственникам по снятию бизнеса с ручного управления.

Желание жить за городом трансформировалось у Андрея в действие.


Зачем горожане строят деревенские гнезда

«Беда всех госпрограмм по возвращению людей в деревни в том, что они направлены на обеспечение рабсилой агропредприятий. А потенциальных переселенцев в деревню это не интересует. Их запросы — экологическая среда обитания и возможность заниматься тем, чего душа просит», — говорит бизнес-аналитик Андрей Титов.

— Перебравшись на хутор, я поначалу ездил каждый день в город на работу. Через некоторое время стал понимать, что трачу много времени впустую на наемной работе. Сейчас профессия консультанта по развитию бизнеса в стагнирующей экономике — это как преподаватель истории КПСС. Проектов становится меньше, консультативные фирмы закрываются. Поэтому ушел в индивидуальные предприниматели, чтобы высвободить больше времени на проекты на земле. Осмотревшись вокруг, нашел безграничные возможности на своем участке. Хутор — это мой проект по самообеспечению семьи и защите ее от кризисов. И он уже работает! Это страховая схема. Еды у нас полно, в доме сейчас 26 градусов тепла. Мы уже мало зависим от ситуации в городе.

Недавно в семье родился сын, и Андрей мечтает, чтобы их дом превратился в родовую усадьбу, где наследник в счастье и достатке продолжит дело родителей.


Семья возродила село, создав туристический агро-бизнес (+Фото)

Титов: «Построить жилье в деревне в разы дешевле, чем квартиру в городе. Это можно сделать за 15 000 $, используя экотехнологии. Такой дом мы планируем строить через пару лет, а нынешний деревенский сделаем гостевым и мастерской. По моим подсчетам, примерные затраты на организацию поместья в целом составляют от 25 000 $ (от покупки жилья до посадки саженцев). Его содержание — примерно 1100 $ в год (от электричества до покупок)».

— Чтобы дети захотели остаться на земле, хозяйства должны быть устойчивыми, рассчитанными на долгий цикл жизни. Нечто вроде потомственных шато во Франции: с садами, пастбищами, сыродельнями и прочим «капиталом», — говорит Андрей. — Но на пути этой мечты стоят значительные барьеры. Тем, кто пишет сегодня законы о развитии села и родовых поместий, хорошо бы собрать переселенцев со всей Беларуси, которых уже немало, и выслушать наши предложения, как это можно сделать.

За доказательствами, что таких как Титовы, не единицы, далеко ходить не надо.


Один в поле воин: Как фермер из Удмуртии возродил родную деревню

— Через дорогу от нас расположено одно из первых белорусских поселений «Росы», где живут последователи идей Владимира Мегре, — рассказывает Андрей. — Там больше ста человек. Рядом с нами живет семья главного тренера национальной сборной по теннису Владимира Волчкова. В соседней деревне Лютино есть переселенцы с Сахалина, а в 30 километрах от нас построил свою родовую усадьбу известный врач-онколог из боровлянского онкоцентра.

В удобном, как медитация, режиме

— Пространство для маневров в деревне — огромное, — говорит Андрей Титов. — Сегодня люди задумываются о переезде за город, чтобы решить свою жилищную проблему. Например, перебраться из «хрущевки» в загазованном районе в просторный дом на свежий воздух. При этом многие хотят поменять и вид деятельности. Я подсчитал, что в сельской местности — 150 видов предпринимательской деятельности в 17 сферах, в том числе не связанных с сельским хозяйством. От выращивания калифорнийского красного червя, который перерабатывает органику и создает гумус, до бизнес-консультирования. Я, например, совершенно неожиданно занялся птицеводством, построил собственными руками птичник. Мы можем продавать цыплят, птиц и яйца. Сейчас у нас 100 голов: куры, индюки, утки, летом появятся гуси. Приобрели пару камерунских коз. В этом году планируем увеличить стадо до четырех.

Завели еще питомник деревьев: пихты, тисс. Саженцы тоже продаем. Заложили абрикосы. Это направление будем расширять: кедр, фундук, грецкий орех.

На участке выращиваем все овощи: огурцы, помидоры, капусту, лук, чеснок, картошку, морковку, свеклу, кабачки, тыкву, сладкую кукурузу, петрушку, укроп, сельдерей, базилик, мяту, амарант, сою. Также растут малина, красная смородина, черная смородина, черноплодная рябина, ежевика, черемуха, калина, клубника. Скоро заплодоносит голубика. Овощи и ягоды выращиваем для себя, а не на продажу. В этом году планируем удвоить размер огорода, смонтировать капельный полив, парники, еще одну теплицу. Цель — обеспечить себя пюре и соками для детского питания.

Чтобы принять в наследство ветхий дом людям только на оформление бумажек нужно потратить не менее 1000 долларов

При этом я продолжаю консультировать, периодически выезжаю к клиентам в Минск. Моя жена увлеклась здесь керамикой, вспомнила свое художественное образование и делает уникальные вещи. Это тоже уже приносит доход. Для нее переезд был более органичен — она человек свободного полета. Несколько раз в неделю Анна ездит в город, где проводит семинары как специалист по питанию.

Наш распорядок дня поменялся кардинально. Жизненный цикл сильно зависит от солнечных циклов. Теперь я начинаю понимать, почему предки были солнцепоклонниками. Летом у меня день длинный: с пяти утра до девяти вечера. Но ритм совсем другой: не РАБота, а труд в радость. В удобном, как медитация, режиме. Никто в шею не гонит, под будильник вставать не надо, можно сиесту устроить. Зимой спим, пока не выспимся.

Андрей Титов говорит: «Нужно расширять способы продаж готовой продукции хозяйств: например, через интернет. Необходима господдержка производственной сельхозкооперации. Кооперативное движение в Швеции, Дании, Норвегии, Финляндии, Нидерландах и Японии охватывает 100% сельскохозяйственного населения. У нас тоже есть успешные примеры такой кооперации. Например, огуречный агрогородок Ольшаны, где в семьях не меньше пятерых детей, люди не пьют, много работают, не просят от государства подачек в виде льготных кредитов и не хотят уезжать в Минск. Хороший пример Славгород, где кооператив сыроваров производит и успешно продают 40 сортов уникальных сыров.

Проблемы сельского мигранта

Казалось бы, радужные перспективы. Что мешает массовому освоению загородных земель?

1. «Это запретительно-ограничительный характер нормативных актов и действий чиновников на местах, — говорит Андрей. — Например, под личное подсобное хозяйство выделяют гектар земли с жестким ограничением целевого использования. Причем, землю часто дают не рядом с домом. По нынешним правилам на этом участке невозможно построить полноценное устойчивое хозяйство. Различные технические кодексы предписывают нормы, по которым я должен строить сараи, теплицы и прочие хозпостройки. Регламентируют, что можно выращивать в хозяйстве, как содержать животных и птицу. Например, прописано закрытое содержание птицы. Она не может просто так ходить по двору — обязательно нужны закрытые вольеры. На землях, выделенных под хозяйство, нельзя сажать многолетние растения. Сад, к примеру, я здесь разбить не смогу. То есть за хозяина уже решили, что, каких размеров должно быть на его участке, как ему трудиться. Под строительство дома определено только 25 соток. Мне хватит, а сыну? По нынешнему законодательству он не сможет построить себе дом рядом, когда вырастет — на одном участке может быть только один жилой дом».

2. «Второе препятствие — дорогой вход в деревню. Чтобы принять в наследство ветхий дом людям только на оформление бумажек нужно потратить не менее 1000 долларов. Это в то время, когда некоторые «колхозы» у нас продают за одну базовую величину. Поэтому и не спешат наследники обживать «малую родину». И висят эти заброшенные дома и участки на балансе сельских исполкомов».

3. «Третий барьер — санитарные нормы в сельском хозяйстве. Многие едут в деревню главным образом по экологическим мотивам, хотят выращивать там органическую еду, пить чистую воду, дышать свежим воздухом. Но это сложно сделать, когда колхозные поля запахивают практически под твой участок. Пестициды идут в колодец, в почву».

Как решить проблему: оттепель для середняков

— Класс крестьянства у нас был разрушен и сегодня системно и целенаправленно не восстанавливается, — говорит Андрей Титов. — Бывшие колхозы с коллективной частной формой собственности преобразованы в ОАО, 100% акций которых у государства. Большая часть имущества сельхозпредприятий заложена и является для банков «токсичными активами». С сельчанами у сельхозпредприятий только трудовые отношения. Заинтересованы они и их дети остаться на земле? Нет. Заинтересованы они заботиться о ней, чтобы она была плодородной столетиями? Нет. Они не хозяева на этой земле. Отсюда и экологическая проблема. В Беларуси общая площадь эродированных и эрозионно опасных почв на сельхозземлях — более 4 миллионов гектар, в том числе на пахотных — около 2,6 миллионов гектар. Главный загрязнитель не энергетика, а сельское хозяйство.

Многие горожане готовы, или еще не знают, что готовы, к такой «иммиграции»

— Чтобы люди хотели жить в деревне, нужно менять концепцию ее развития. восстанавливать середняков — крепкие крестьянские частные подворья, а не затыкать кадровые дыры кооперативов, — объясняет Андрей и предлагает следующие пути решения проблемы.

«Моя жена Анна увлеклась здесь керамикой, вспомнила свое художественное образование и делает уникальные вещи. Это тоже уже приносит доход. Для нее переезд был более органичен — она человек свободного полета», — рассказывает Андрей.

1. «»Вольная» для личных подсобных хозяйств. Необходима либерализация способов землепользования. Чтобы создавать родовые поместья, нужно отходить от жесткого межевания — должен быть один неделимый гектар с возможностью его использовать, исходя из климата, ландшафта и здравого смысла. Собственник, который вкладывается в восстановление и процветание этого гектара, должен быть защищен. Если не частная форма собственности на землю, то хотя бы пожизненное владение всем участком, который нельзя отобрать за нецелевое использование или другие нарушения устаревших и неэффективных норм».

2. «Экологизация нормативной базы. Сделать больше по размеру санитарно-защитные зоны сельскохозяйственных полей на границе с местами, где живут люди. С 50 м до 300 м, как это было в Беларуси до 2014 года, а сейчас — в России. Или даже до 500 м, как это сейчас на Украине. 60% таких территорий должны быть зелеными, например, лесами».

3. «Льготы для органического земледелия. Мы обрабатываем землю по органическим принципам. Например, мы используем так называемый «куриный трактор» — загон для птиц, который можно переносить с места на место. Куры делают свое дело без нашего вмешательства: рыхлят и удобряют почву для будущих грядок. Ту же роль играют в пермакультуре, например, свиньи — это помощники по хозяйству. Но по белорусским нормам их нельзя пасти на подворье! Или вот возделывание картошки: у нас она растет в соломе! Мы просто стелим солому, делаем лунки, кладем туда клубни, засыпаем туда жменьку плодородника, накрываем соломой и забываем про нее. Картошка — сильное растение, она пробьется через солому, а сорняки — нет. Не нужно пропалывать, окучивать, бороновать, нет жуков. И собирать урожай удобно: разгреб солому, а там картошка лежит чистенькая. То есть традиционных грядок нет. Значит, несведущие люди могут вменить нам нецелевое использование земли. Таких неувязок сейчас много. У органического сельского хозяйства хороший потенциал в уменьшении изменения климата, улучшении качества почвы, сохранении биоразнообразия. За ним будущее».

В каждом родовом поместье должен быть пруд.

В ближайшее время Андрей Титов собирается создать познавательный Ютуб-канал. Черновое название — «Иммиграция в деревню». Он уверен, что многие горожане готовы, или еще не знают, что готовы, к такой «иммиграции». Сдерживает отсутствие инфраструктуры и прозрачных условий. Но чем больше людей будет переезжать, тем быстрее пойдут системные изменения, уверен бизнес-аналитик.

— Деревня — это не работа, а стиль жизни, — говорит Андрей. — Здесь человек поднимается на иной уровень потребностей и свободы, что затруднительно в городах. Они стали главной площадкой экономики потребления. В этой экономике люди — батарейки. А на земле, когда ты уже не думаешь о еде и крове, начинается творческая самореализация и осмысленное существование. Появляется иное чувство ответственности за мир.

Анна Крючкова. Фото: Александр Васюкович, «Имена»